Духовное воспитание защитников Отечества на духовно-нравственных примерах и исторических событиях

01.07.16
4284 просмотров

В прошлом году мы отмечали 70-летие победы советского народа в Великой Отечественной войне, а в этом году будем вспоминать 75 лет с дня начала этой самой кровавой войны в истории нашего Отечества. История Великой Отечественной войны повторила вечную истину, с которой согласятся все знатоки военного дела: одерживает победу та армия, у которой выше боевой дух, которая крепче своей морально-нравственной чистотой, которая пользуется доверием своего народа и которая верит в своих руководителей.

Боевой дух армии, в свою очередь, опирается на духовно-нравственное состояние каждого конкретного военнослужащего, его веру – веру в себя, в своих товарищей, командиров, веру в справедливость и торжество правды, веру в могущество своей Родины, наконец, веру в Бога. Войны последних десятилетий и современные конфликты показывают, что военная сила не всегда имеет решающее значение. Намного важнее для противника сломить этот самый боевой дух, что достигается, в частности, средствами информационной войны.

 Если солдата убедить, что он защищает Родину только потому, что у него такая профессия, что ему за это платят деньги, такой солдат не будет проявлять героизм, бросаться грудью на амбразуру или, рискуя жизнью, спасать своих товарищей. Он скорее будет прятаться за спинами других, – ему ведь не платят за такой, ненужный смертельный риск, за героизм. Вот на что нацелено сегодня информационное оружие потенциального противника – на душу воина. Если удастся взломать эту душу, влить в нее ценности, противные духу боевого братства Российской армии, и таких душ будут тысячи, встанет вопрос: не дрогнет ли эта армия, не побежит, бросая оружие, когда информационная фаза войны перерастет в вооруженную?

В этой связи как никогда актуальной видится проблема духовного воспитания военнослужащих. Об этом очень хорошо сказал Митрополит Иоанн (Снычев): «Существенным элементом современного военного строительства должно стать возрождение в Вооруженных Силах России славных русских боевых традиций, основанных на высокой духовности, идеалах верности, жертвенности, мужества и отваги». Действительно, история Руси и России – это история не только ратных подвигов наших предков, но и подвигов духовных, без которых невозможны были бы военные победы прошлого. Мы можем сравнить наш народ с деревом, имеющим корни, ствол и листья. Мы питаемся нашей историей, без нее невозможно строить настоящее и прозревать будущее. На протяжении всей истории одним из наиболее самоотверженных подвигов в деле служения своему отечеству у нас признается смерть за родину, главным образом - на войне. Христианин-воин, защитник родины и ее святынь, явно исполняет заповедь Христову: «Нет больше той любви, если кто душу свою положит за друзей своих».   

Отношение Церкви к войне и военному служению 

В обществе до сих пор бытует мнение, будто бы Православная Церковь с неодобрением относится к воинской службе. Многие верующие, да и люди, далекие от Церкви, задаются вопросом: как может быть почетна воинская служба, ведь воины нарушают заповедь Божию «Не убивай». Еще есть вопрос к христианам, его часто задают нам пацифисты: ваш Бог, Иисус Христос, призывает любить врагов своих. Как же вы можете брать в руки оружие и идти убивать этих самых врагов? Напрашивается и другой, главный вопрос: как относится Церковь к войне? Война как конфликт между людьми является физическим проявлением скрытого духовного недуга человечества – братоубийственной ненависти.

Причина его, как и зла в человеке вообще, – греховное злоупотребление богоданной свободой. Говоря о причинах войн, святитель Иоанн Златоуст указывал, что «войны постоянно произрастают от корня грехов». А касаясь промыслительного значения войны, святитель Василий Великий говорил, что «Бог в войнах насылает казни на достойных наказания».  Признавая войну злом, Церковь все же не воспрещает своим чадам участвовать в боевых действиях, если речь идет о защите ближних и восстановлении попранной справедливости. Тогда война считается хотя и нежелательным, но вынужденным средством. Православие во все времена относилось с глубочайшим почтением к воинам, которые ценой собственной жизни сохраняли жизнь и безопасность ближних. Многих воинов и военачальников Святая Церковь причислила к лику святых.

Великий православный подвижник, прославленный в лике святых, святитель Филарет Московский так говорит об отношении Церкви к войне: «Бог любит добродушный мир, и Бог же благословляет праведную брань. Ибо с тех пор, как есть на земле немирные люди, мира нельзя иметь без помощи военной. Честный и благонадежный мир большею частью надобно завоевать. И для сохранения приобретенного мира надобно, чтобы сам победитель не позволял заржаветь своему оружию».  

И еще говорит святитель Филарет:  «Война – страшное дело для тех, которые предпринимают ее без нужды, без правды, с жаждою корысти или преобладания, превратившейся в жажду крови. На них лежит тяжкая ответственность за кровь и бедствия своих и чужих. Но война – священное дело для тех, которые принимают ее по необходимости – в защиту правды, веры, отечества. Подвизающийся в сей брани оружием совершает подвиг веры и правды, который христианские мученики совершали исповеданием веры и правды, страданием и смертию за сие исповедание; и, приемля раны, и полагая живот свой в сей брани, он идет в след мучеников к нетленному венцу».  

В отношении заповеди Спасителя о любви к врагам тот же святитель Филарет Московский говорил: «Люби врагов своих, сокрушай врагов отечества и гнушайся врагами Божьими». Эта фраза, ставшая крылатой, ничуть не погрешает против заповеди Божией, проводя четкое различие между отношением к врагам личным, врагам отечества и врагам Божиим. Человеку должно любить врагов своих, личных врагов, но он не должно предавать родины в руки врагов отечества. Равным образом и святитель Димитрий Ростовский, разъясняя учение Нагорной проповеди о любви к врагам, пишет: «Не думай, слушатель мой, чтобы я повторил слова эти о тех врагах, которые воюют с нашим христианским отечеством и враждуют против нашей благочестивой веры… Тех не только нельзя любить, но даже необходимо выступать войной против них, полагая душу свою за христианское царство и целость Церкви».   

Заповедь «Не убий» 

Отдельно хочется остановиться на известной заповеди Божией «Не убий», или – «Не убивай». Заповедь «не убий» была дана еврейскому народу в Десятисловии, которое включает в себя только частную жизнь, ее морально – нравственную сторону. Заповедь «не убий» не запрещает участвовать в оборонительных или освободительных действиях, но недвусмысленно указывает, что лишение жизни одного человека другим в силу греховных побуждений есть величайшее преступление против Творца. Только Он дает человеку жизнь, и только Он вправе распоряжаться тем даром, который дал.

Святые отцы Церкви постоянно указывали, что убийства врагов, совершаемые воинами в бою, а также убийства преступников, оказывающих сопротивление, сотрудниками правоохранительных органов – а в древности эту обязанность также исполняли воины – не вменяются в грех убийства. Святитель Афанасий Великий в «Послании к монаху Амуну», которое было утверждено как общецерковное учение на VI и VII Вселенских Соборах, пишет: «Убивать непозволительно, но истреблять неприятеля на войне и законно, и достойно похвалы; поэтому отличившиеся в бранях удостаиваются великих почестей, и им воздвигаются памятники, возвещающие об их заслугах». Таким образом, Православная Церковь благословляет на воинское служение, воздает должное воинскому подвигу, почитает Отечество несомненной ценностью и в служении ему видит одну из форм служения Богу.  

Иоанн Креститель и воины  

Многим из вас известно имя святого пророка и Крестителя Господня Иоанна. Это был величайший подвижник древности, о котором Сам Иисус Христос сказал, что не рождалось на земле никого выше Иоанна Крестителя. В числе прочих к Иоанну Крестителю на Иордан, ради крещения от него, пришли воины и спросили его: «Что нам делать?» Воины усомнились: угодны ли они Богу в своем воинском звании, обязующем их к пролитию крови. Иоанна на это ответил: «Никого не обижайте, не клевещите и довольствуйтесь своим жалованием». В 1916 году, в разгар первой мировой войны, вышел "Катехизис для воинов". Катехизис – это учебник по православной вере. Вот что в нем было написано. "Спрашивали его (то есть Иоанна Крестителя) также и воины: а нам что делать? И сказал им: никого не обижайте, не клевещите и довольствуйтесь своим жалованьем" (Лк. 3:14).

Вопрос. По какому случаю воины имели с Иоанном Крестителем сей разговор?  

Ответ. Когда Иоанн Креститель, обличая во грехах приходивших к нему разного звания людей, называл их порождениями ехидновыми и требовал от них плодов, достойных покаяния, то есть исправления жизни, тогда и весь народ, а в особенности воины, спрашивали его, что им делать для спасения душ своих.

Вопрос. Какое из слов Иоанна Крестителя можно вывести заключение о звании воинов вообще?  

Ответ. То, что он звание воинов одобряет и почитает так же, как и другие звания, способным для благочестия, добродетели и спасения души, ибо не советует воинам выходить из своего звания.

Вопрос. Какие из слов Иоанна Крестителя можно заимствовать особенные наставленья для воинов?  

Ответ. В них ясно излагаются три особенных нравственных правила для воинов:
  1. Никого не обижай, не поступай ни с кем нагло и насильственно;
  2. Никого не оклеветывай, когда, например, будешь стоять на страже и должен будешь свидетельствовать о случившемся во время твоей стражи в глазах твоих;
  3. Будь доволен своим положением, то есть содержанием, какое тебе определено должностью, какая на тебя возложена, чином, в какой ты поставлен от самого Государя или чрез военачальника.
 Военнослужащие и вера  

Война предполагает возможность гибели военнослужащего, и все люди во все века, даже в годы лютого атеизма, сознательно или интуитивно обращались мысленно или публично к Господу Богу, прося у Него жизни и молясь за победу своего оружия. Побороть в себе смертельный страх могут гораздо проще верующие люди, для которых смертно только тело, но душа бессмертна. Перед решающими сражениями, для моральной поддержки бойцов, в русской армии священники исповедовали и причащали воинов, перед боевыми порядками выносили чудотворные иконы и другие религиозные святыни.

А икона Казанской Божией Матери в дни войны, как правило, находилась при действующей армии. Великие русские полководцы во все времена признавали огромную роль Православной Веры для укрепления боеспособности армии. Петр I призывал всех своих воинов "христиански и честно жить", а обязанности выполнять "не за страх, а за совесть". Александр Васильевич Суворов довел воспитание своих солдат и офицеров до высшего уровня. "Воин Христов" - вот так он видел в идеале русского воина. Он писал: "Дух укрепляет в вере отеческой, православной; безверное войско учить, что перегорелое железо точить".  Вот слова, с которыми наш великий полководец обращался к войскам перед сражениями: "Имейте в сражении перед собой правду и Бога, защитника вашего", "Умирай за Дом Богородицы", "Чудо-богатыри, Бог нас водит. Он нам генерал", "Кого из нас убьют – Царство Небесное". 

Надо заметить, что Суворов, не проигравший за всю свою жизнь ни одного сражения, всегда побеждал с меньшими силами, одолевая превосходящие силы противника. Бесстрашие и самоотверженность его войск не знали аналогов ни в то, ни в позднейшее время. Петровские и Суворовские заветы свято чтили Кутузов, Скобелев и уже в наши дни маршал Георгий Жуков, всегда напутствовавший войска словами: «С Богом!»  

Священнический и монашеский сан – не препятствие к воинской службе 

Среди военнослужащих, тех, кто шел на войну со всеми, были и священники, и монахи. Кажется, что монаху делать на войне? Его дело – молиться за себя и за весь мир, ведя брань духовную. Однако история знает немало примеров, когда монашествующие оставляли свои монастыри и шли воевать. Самый известный пример – Александр Пересвет и Андрея Ослябя. Оба они до пострига были искусными воинами. Однако оба решили посвятить себя Богу, придя в монастырь Святой Троицы, который основал дивный подвижник земли русской, преподобный Сергий Радонежский. Когда к святому Сергию за благословением на битву с Мамаем пришел князь Дмитрий Донской, святой не только благословил его, но дал в сподвижники своих монахов – воинов, Пересвета и Ослябю. Именно Александр Пересвет выступил в единоборство с татарским богатырем Челубеем, которому по силе и доблести не было равных во всем войске Мамая. При этом наш витязь не надел на себя никаких воинских доспехов, а вышел на поединок в монашеской одежде.

В схватке воины пронзили друг друга копьями,  оба погибли, но Челубей рухнул на землю, а Пересвет остался в седле. Такой исход поединка сильно воодушевил русское войско. Чем закончилась Куликовская битва, всем известно. Андрей Ослябя бился вместе со всеми, он остался жив. Многие из вас слышали имя былинного русского богатыря Ильи Муромца. Такой исторический персонаж действительно существовал. Однако не все знают, что после ратных подвигов он стал монахом, поселился в Киево-Печерском монастыре и просиял многими духовными подвигами. Православная Церковь причислила Илию Муромца к лику святых.

Его святее мощи покоятся в пещерах Киево-Печерской Лавры. Святой Илья символизирует собой единый подвиг духа и ратного служения, оставшийся в народной памяти святым непобедимым богатырем. Из жития преподобного Афанасия Афонского известен следующий случай. В его монастыре принял монашество грузинский князь Торникий, ранее выдающийся полководец греческих войск. В трудную для государства минуту – при войне с персами – императрица Зоя вызвала Торникия для начальствования над войсками. Торникий наотрез отказался, ссылаясь на то, что он уже монах. Но преподобный Афанасий сказал ему: «Мы все дети одного отечества и обязаны защищать его. Наша обязанность – ограждать отечество от врагов молитвами. Но если верховная власть признает нужным употребить на пользу общую и руки наши и грудь, мы беспрекословно должны повиноваться...

 Если ты не послушаешь Царя, то будешь отвечать за кровь твоих соотечественников, которых ты не хотел спасти, и за разорение храмов Божиих»... Торникий повиновался, победил врага, и спас отечество от опасности. Каждый мужчина на Руси был воином. В слове «муж-чина» слышится два слова – «муж» и «чин», чин – воинский. При крещении человек становился духовным воином – воином Христовым и давал обет воевать за Него до самой смерти. На Руси была традиция: старые воины на склоне своей земной жизни постригались в монахи. Например, у запорожских казаков было два монастыря. Смиренно и верно служили монахи Богу, ратно – Отечеству. Традиции эти продолжаются до сих пор, среди монахов очень много бывших военных, само послушание которых сродни воинскому.  

Война 1812 года, 1-я мировая война

 Известно, что во время Отечественной войны 1812 года многие священнослужители принимали участие в борьбе с оккупантами, в том числе создавая и возглавляя партизанские отряды. Так, священник села Крутая гора Юхновского уезда Смоленской губернии Григорий Лелюхин, увидев, что отряд французских мародеров (человек 50) ограбил церковь и осквернил алтарь, убедил своих прихожан устроить погоню. Вооружившись топорами и вилами, крестьяне догнали грабителей в лесу и, перебив их, отобрали церковное имущество. Воодушевленные удачей крестьяне вскоре увеличили свой отряд до 200 чел.

На колокольне храма они посадили сторожевого, который при приближении мародерских отрядов звонил в колокола, и крестьяне во главе с отцом Григорием отражали нападение. Священник села Тарбеево Сычевского уезда Петр Протопопов вместе с пономарем своего храма Иваном Белявским и прихожанами взяли в плен 23 вооруженных француза и передали отряду казаков. Случалось клирикам сражаться за Отчизну и в годы Первой мировой войны 1914 года. Священномученик Сергий Флоринский, 15 лет прослуживший полковым священником в 151-м пехотном Пятигорском полку, не только духовно окормлял воинов, но и сам заслужил многие боевые награды.  

Когда вера спасает от смерти телесной и душевной 

Говорят, что на войне, в окопах, под обстрелом, неверующих нет. Перед угрозой ежеминутной смерти многие солдаты обращаются за помощью к Богу, прося Его о спасении и своей жизни, и жизни товарищей. Бывают на войне случаи чудесного спасения тех, кто до этого совсем не знал Бога, не желал быть с Ним. И после этих случаев человек в корне менял свое отношение к вере. Один такой случай описывает в своем письме некоему воину Иоанну святитель Николай Сербский:  

«Ты пишешь о чудесном случае, который приключился с тобой на войне. Кто-то перед началом битвы раздавал солдатам Евангелие… ты едко заметил: “Здесь требуются сталь и свинец, а не книги. Если сталь нас не спасет, то книги и подавно!”  Вот какое замечание ты сделал тогда, ибо до того дня ты веру Божию полагал за ничто… Но все же ты взял книжечку и положил ее во внутренний карман с левой стороны. И что же случилось? Ты сам говоришь: чудо Божие, и я подтверждаю это.  Вокруг тебя падали раненые; наконец был повержен и ты. Попало в тебя стальное зерно. Ты схватился рукой за сердце, ожидая, что хлынет кровь. Позже, когда ты разделся, то нашел застрявшую в твердом переплете книжечки пулю: она метила прямо в сердце. Ты задрожал, как в лихорадке. Перст Божий! Святая книга спасла твою жизнь от смертоносного свинца.  Тот день ты считаешь своим духовным рождением. С того дня ты стал бояться Бога и внимательно исследовать вероучение… Господь милостью Своей открыл тебе глаза… Одни на войне погубили тело, а иные – душу. Первые потеряли меньше. А некоторые душу свою обрели, и они истинные победители. Были и такие, кто ушли на войну как волки, а вернулись как агнцы. Я знаю много таких. Это те, кто, как и ты, благодаря какому-то чудесному случаю ощутил, что невидимый Господь ступает рядом с ними».   

Великая Отечественная война, духовенство, Церковь 

Когда началась Великая Отечественная война, Советский Союз был государством атеистическим. На первом этапе войны Православие и вообще религиозный фактор не играли роли в воспитании войск. Тяжелые поражения первых двух лет войны привели к спонтанному возрождению религиозных чувств у населения и к крутым переменам в позиции руководства партии и правительства, которые до этого в течение четверти века придерживались позиции воинствующего атеизма. Иосиф Виссарионович Сталин, который в юности был воспитанником Тифлисской православной семинарии, с самого начала войны понял, что вести ее под старыми коммунистическими лозунгами нельзя. Ее надо было объявлять Отечественной, т.е. направленной на спасение Отечества и его народа по образцу и подобию кампании 1812 года. Здесь уже не оставалось места для социально-классовой характеристики.

Мгновенно улетучилась вера в то, что «пролетарии всех стран нам помогут». Если в досоветские времена армия шла в бой под лозунгом "За Веру, Царя и Отечество", то теперь - "За Родину, за Сталина!". Оставалось воскресить веру! Трудно было вчерашним атеистам сразу переступить через самих себя, хотя Русская Православная Церковь с первого же дня войны открыла дверь для этого. 22 июня 1941 года Митрополит Московский и Коломенский Сергий, тогдашний фактический глава Русской Православной Церкви, написал и разослал по всем приходам обращение "Пастырям и пасомым Христовой Православной Церкви". Он благословил "всех православных на защиту священных границ нашей Родины", настойчиво напоминал им о долге следовать примеру святых вождей русского народа - Александра Невского и Дмитрия Донского.

Митрополит Сергий подчеркивал, что повторяются времена Батыя, немецких рыцарей, Карла Шведского, Наполеона. Он писал, что "жалкие потомки врагов православного христианства хотят еще раз попытаться поставить народ наш на колени перед неправдой, голым насилием принудить его пожертвовать благом и цельностью Родины, кровными заветами любви к своему Отечеству". В заключение он выразил твердую уверенность, убежденность: "Господь нам дарует победу!". Обратите внимание, эти слова были сказаны прежде, чем прозвучали ставшие известными слова Сталина: "Наше дело правое! Враг будет разбит! Победа будет за нами!".  Священнослужители РПЦ и прихожане активно приняли участие в сборе пожертвований в фонд обороны Родины. На них была построена танковая колонна им. Дмитрия Донского. Во всех храмах служились молебны - молились о даровании победы русскому оружию.

В сентябре 1943 г. в Москву были приглашены митрополит Сергий - Местоблюститель патриаршего престола, а также митрополит Ленинградский и Ладожский Алексий и митрополит Киевский и Галицкий Николай. В ночь на 4 сентября они были приняты в Кремле Сталиным, Молотовым и Маленковым. В ходе беседы руководители советской власти признали свою неправоту в организации и осуществлении гонений на Православную Церковь. Вскоре после этой исторической встречи состоялся Поместный Собор, на котором был избран новый Патриарх Московский и всея Руси. Им стал митрополит Сергий.

Были открыты не действующие уже много лет храмы, начали работать Духовная академия и несколько семинарий. Из мест заключения были освобождены безвинно осужденные архиереи и священники. Стал выходить в свет "Журнал Московской Патриархии". Русская Православная Церковь официально была признана активным участником Великой Отечественной войны. Если раньше в названия орденов обязательно включались слово "Красный" (ордена - Красного Знамени, Красной Звезды, Трудового Красного Знамени) или имя вождя революции, то в годы Отечественной войны все новые награды носили имена полководцев и флотоводцев, имена которых были связаны со старым строем, еще недавно трактовавшимся как антинародный, самодержавный.

Так родились ордена Суворова, Кутузова, Нахимова, а также Александра Невского и Федора Ушакова, прославленных Церковью в лике святых. Солдатский орден Славы был по цвету ленточки и статуту копией Георгиевского креста для нижних чинов. Еще два-три года назад слово "золотопогонник" было бранным, равнялось обвинению в контрреволюционности, а теперь в армии вводились старые царские погоны в качестве знаков различия. Все эти меры Сталина ясно свидетельствовали о том, что национальные исторические традиции русского народа, его Православная Вера были востребованы как могучие факторы победы в Отечественной войне.  

Участие духовенства в Великой Отечественной войне 

Сотни священнослужителей Русской Православной Церкви сражались в составе регулярной армии в 1941-1945 годах. Заместителем командира роты начал свой боевой путь по фронтам войны Сергей Михайлович Извеков, будущий Патриарх Московский и всея Руси Пимен. Наместник Псково-Печерского монастыря архимандрит Алипий (Воронов) воевал четыре года, оборонял Москву, был несколько раз ранен и награжден орденами. Будущий митрополит Калининский и Кашинский Алексий (Коноплев) на фронте был пулеметчиком; когда в 1943 году он вернулся к священнослужению, на груди его блестела медаль «За боевые заслуги».

Протоиерей Борис Васильев, до войны диакон Костромского кафедрального собора, в Сталинграде командовал взводом разведки. Белорусские священники, как некогда их предки, особенно активно участвовали в партизанском движении, сподобились боевых наград, и по окончании войны продолжали совершать богослужения. Так, протоиерей Александр Романушко из Полесья с 1942 года по лето 1944 г. лично участвовал в боевых операциях, ходил в разведку. В 1943 г., при отпевании полицая, при большом скоплении народа и в присутствии вооруженной охраны, он прямо на кладбище сказал: «Братья и сестры, я понимаю большое горе матери и отца убитого, но не наших молитв и «Со святыми упокой» своей жизнью заслужил во гробе предлежащий. Он – изменник Родины и убийца невинных детей и стариков. Вместо «Вечной памяти» произнесем же: «Анафема». Подойдя к полицаям, он просил их искупить свою вину, обратив оружие против фашистов. Эти слова произвели на людей очень сильное впечатление, и прямо с кладбища многие ушли в партизанский отряд.  

Вера в Бога – главная мотивация воинов 

В иконографии святого Георгия Победоносца черный змий попирается копытами коня, который всегда изображается ярко-белым. Этим наглядно показывается: зло и борьба с ним должны быть абсолютно разделены, ибо, борясь с грехом, важно не приобщиться к нему. Во всех жизненных ситуациях, связанных с необходимостью применения силы, сердце человека не должно оказываться во власти недобрых чувств, роднящих его с нечистыми духами и уподобляющих им. Лишь победа над злом в своей душе открывает человеку возможность справедливого применения силы.

Православная Церковь имеет особое попечение о воинстве, воспитывая его в духе верности высоким нравственным идеалам. Соглашения о сотрудничестве с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями, заключенные Русской Православной Церковью, открывают большие возможности для преодоления искусственно созданных препятсвий, для возвращения воинства к веками утвержденным православным традициям служения отечеству. Православные пастыри – как несущие особое послушание в войсках, так и служащие в монастырях или на приходах – призваны неукоснительно окормлять военнослужащих, заботясь об их нравственном состоянии.  

Заключение 

В заключение приведем слова святителя Филарета, митрополита Московского, из обращения к воинам: «Не забывайте, что добрый воин, лев против врагов, должен быть агнцем между своими, живите кротко и любовно, а гнев и грозу берегите для врагов Отечества».      

01.07.16
4284 просмотров

0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!

Читайте также: