Православный собеседник «Друг». Выпуск 2. В чём смысл жизни?

01.02.23
1128 просмотров

Скачать православный собеседник для начинающих "Друг", выпуск 2, формат А4, PDF
drug2_v-chem-smysl-zhizni.pdf [11,93 Mb] (cкачиваний: 7)


Скачать православный собеседник для начинающих "Друг", выпуск 2, буклет формата А3, PDF
drug2_v-chem-smysl-zhizni_booklet.pdf [6,36 Mb] (cкачиваний: 6)

В чем смысл жизни?

Вопрос смысла жизни – краеугольный вопрос бытия. Если жизнь бессмысленна, зачем тогда и жить? Однако в каждого из нас заложена могучая жажда жизни: умирать никто, НИКТО не хочет. Следовательно, у земной жизни должен быть какой-то смысл, позволяющий нам «держаться на плаву», не скатываться в уныние и отчаяние, отравляя свою, и  без того нелегкую, жизнь.


Смысл жизни – в самой жизни

Для человека, неверующего в бытие Бога, все предельно просто: смысл жизни – в самой жизни. То есть, по логике, смысл жизни – в тех 60-70-80 годах, отпущенных нам на существование. Много ли это? Мало. Человеку всегда мало времени, всегда хочется пожить подольше. Но, увы, – закон природы неумолим, – когда-то нужно будет покинуть эту землю.

Ну, хорошо, время пожить еще есть. Но чем это время наполнить, чтобы почувствовать сладкий вкус жизни, полноты бытия? Что или кого надо поставить в центр этой жизни, чтобы мне было счастье? Опять включаем логику, которая выдает безошибочный, как кажется, ответ: в центр жизни нужно поставить СЕБЯ.

Итак, в  центре круга – Я, а ко мне отовсюду тянутся «лучики» с краев жизни, питая меня радостью, любовью, счастьем, блаженством. Кажется, все в этой схеме логично, все на своих местах: Я – в центре, все остальные – по краям. Только что-то с счастьем не совсем ладится. То оно есть, то его нет, и периоды его отсутствия все длиннее и длиннее. Болезни, потери, утраты, скорби, расстройства. Слушайте, эти вещи никак не соотносятся с вожделенным «счастьем». Где оно? Есть ли оно? Ау!

Люди повсюду ищут счастья, но этот поиск осуществляется с двумя громадными гирями на ногах. Гири эти – ма-а-аленький срок, отпущенный на поиски. Что такое пусть 70 лет? Это всего-навсего 840 месяцев, 25 567 суток, 613 608 часов, 36 816 480 минут. С момента, когда я начал писать эту статью, прошло 20 минут. Если мне отпущено 70 лет жизни, нужно из 36 816 480 минут вычесть эти 20 минут. Время бежит, стремительно приближая дату моего расставания с землей и… Как не хочется думать об этом «и». Лучше вообще о смерти не думать, тема неприятная, болезненная. Живу ведь пока! И на том спасибо!

Ан нет, давайте с этого места поподробнее. Если меня неминуемо ждет тупик смерти, если она вырвет из центра моего личного мироздания меня, сотрет меня из этой жизни, то мне-то что от этого? Мое счастье, каким бы оно ни было, разлетится вдребезги. Меня-то не станет! И это не какая-то неопределенная абстракция, от которой можно спрятать голову в песок. Это реальность, очевидная реальность: люди умирают. Причем ладно бы в 70-80 лет, испив, так сказать, чашу жизни до дна. Новости постоянно приносят нам вести о чьих-то безвременных, молодых смертях. И где гарантия, что я, молодой, полный сил, энергии и планов, не окажусь выброшенным из жизни костлявой смертью?

Встает резонный вопрос: если смерть гарантированно отберет все мои «жизненные накопления» в виде радости и полноты бытия, есть ли смысл в этом бытии? Есть ли смысл в жизни, которая может прерваться  в любой момент? И никто в целом свете не может дать мне гарантии, что я завтра буду жить, через год буду жить, через 10 миллионов минут буду жить.

Мне кто-то возразит: смысл моей жизни – в моих близких, в жене, в сыне, во внуках. Но ведь и они все тоже когда-то уйдут из жизни. Значит, смысла и в их жизнях не так много. Смерть топором обрубит все радости, связанные с общением с родными людьми.

Где оно, счастье?

Когда в центр мироздания поставлен Я, любимый, всё остальное, окружающее, рассматривается через призму полезности или бесполезности для меня. Например, мне видится, что я буду счастливым, если буду пить, курить, совокупляться с кем попало, закатывать скандалы по поводу и без, изменять жене, бить ее за проступки, безмерно есть сладкое, халтурить на работе. Мне все в один голос скажут: это путь к страданию, а не к счастью. Отмахнусь: много вы понимаете в этом! Я хочу так жить и ничто меня не остановит, никто мне не указ, слышите!

Вот чего не хватает для определения целей и смысла жизни людям неверующим: примера, эталона. Более того, телевидение и интернет буквально навязывают нам «модель счастья», в котором блуд, супружеские измены и равнодушие к собственным детям – норма. Нам отовсюду внушают: живешь один раз, так возьми от жизни все, поживи для себя, ты этого достоин.

А как же заповедь «возлюби ближнего твоего, как самого себя»? В  реалиях общества потребления её нужно перефразировать:  «Возлюби себя самого, а ближний обойдется».

Штука в том, что из мира, в центр которой поставлен «Я», потихоньку уходит сама жизнь. Много ли вокруг нас счастливых эгоистов? Счастливых себялюбцев? Нет, как правило, они одиноки, – одиноки если не внешне, но внутренне – точно. Потому что кто же будет любить того, кто любит только себя? Кто будет искать тепла у того, кто источает холод?

Смысл жизни –  в Боге

Как ни крути, мы подходим к самому главному. Смысл жизни есть, если эта жизнь не прерывается со смертью тела. Если наша личность продолжит свое бытие и после физической кончины. Возможно ли это? Не басни ли это полуграмотных бабушек, которые всю жизнь ходят в храм и молятся бородатому мужчине на иконе?

Не басни, не сказки. Это истинная правда – человек, раз родившись, не может больше умереть, даже если этого будет хотеть. О, таковых, хотящих окончательно и бесповоротно умереть – достаточно.

Это те, кто имеет нечистую совесть, грязные дела, смрадные мысли. Это те, кто не хочет отвечать за свою прогнившую насквозь «жизнешку». Кто думает, что со смертью получится спрятать «концы в воду» и никто никогда не спросит с него: как ты ухитрился за отпущенные тебе годы столько зла сделать?

Увы для них… За смертью есть Жизнь! И ответить за зло, причиненное другим, придется. Кому же ответить? Тому, Кто является Начальником вечной жизни, Источником жизни. Бог – это Реальность, хотим мы того или нет. Так же, как незнание законов не освобождает от ответственности, так и неверие в Бога не освобождает от необходимости ответить перед Ним за прожитое.

Если в центр своей жизни поставить Бога, а не себя, все встает на свои места. Бог создает многосильное поле притяжения к Себе, притягивая все мои дела, поступки, слова, мысли. Он одухотворяет их, наполняет смыслом. Мне откроется, что истинную ценность в жизни имеют не деньги, не карьера, не власть, не слава; истинно ценно то, что я могу отдать другим, чем я смогу послужить другим, даже в чем-то ущемляя себя, чем-то своим жертвуя.

Человек, посвятивший себя служению ближним – по-настоящему счастливый человек. Почему? Потому что в своем жертвенном служении он уподобляется Самому Христу Богу, вся земная жизнь Которого – непрерывной подвиг служения людям, служения вплоть до Голгофы, до креста, до гроба и – после гроба. Раздавая себя другим, человек приобретает Христа, а вместе с Ним – неистощимый Источник радости.
Стань частью других, и ты обретешь сЧАСТЬе. Стань частью Церкви, членом Церкви, и ты станешь частью Тела Христова. Это счастье на самом деле бесконечное, вечное, нетленное – ибо мы, перешагнув порог смерти, останемся с тем, что приобрели душой при земной жизни – останемся со Христом.

Вот в чем состоит смысл человеческой жизни, здесь на земле, – в соединении с Богом, в единении с Богом, в служении Богу и ближним Христа ради. Вот надмирная, внемирная цель нашего с вами бытия.

Какова же цель вечной жизни? По ту сторону гроба мы лицом к лицу встретимся с Тем, Кому посвятили свое земное бытие. И потому основная цель загробной жизни – обретение нескончаемой радости, блаженства в Боге, Который станет для спасенных на веки вечные смыслом существования. В иной, духовной реальности не будет власти греха, власти смерти – эта власть упразднится. Не будет, соответственно, болезней и страданий как следствия наших грехопадений. Не будет надобности в храмах, ибо Бог будет нашим Храмом. Не будет надобности в солнце, ибо Солнце правды Христос будет давать нам немеркнущий Свет. Не будет бедных и нищих, но все будут богаты Христом. Жители Небесного Иерусалима будут пребывать в созерцании Божества, Источника любви, радости и счастья. Будут радоваться общению со Христом, общению, которому не будет конца.

В Царстве Небесном нам откроются тайны Божии, и в постижении этих тайн, постижении бесконечной премудрости Божией, мы будем черпать и черпать нескончаемое блаженство. Хотя как точно будет Там, сейчас сказать нельзя. Одно можно сказать с уверенностью – соединение со Христом начинается на земле, во время земного странствования. Вообще говоря, и земная жизнь нам дается ради этого, главного,  основного – бытия со Христом Искупителем. Мы ничего материального не унесем с собой из этого мира, но унесем любовь к Богу, любовь, которая неизмеримо обогатит нас при живом соприкосновении со Христом во Царствии Его.

Согласитесь, перспектива заманчивая. Так давайте, пока есть у нас время, посвятим себя тому, что будем взыскивать Бога, молиться Богу, жить в Боге. Иного пути к счастью просто нет, потому что все земное – конечно, а мы, люди, сотворены для бесконечного существования!

Артемий Слёзкин

– В чем смысл жизни с христианской точки зрения?


Отвечает профессор Московской духовной академии Алексей Ильич Осипов


– Вопрос очень важный. Если Иисус Христос есть Истина, если Он есть Спаситель, как мы, христиане, веруем, следовательно, смысл человеческой жизни должен состоять в том, чтобы мы могли увидеть в Нем этого Спасителя, обратиться к Нему и избавиться от погибели.

Парадокс в том, что мы, будучи грешными, нисколько не видим, что погибаем от своих грехов. Смысл человеческой жизни в том, чтобы, наконец, увидеть, что я действительно грешный человек, что я действительно от этих грехов погибаю и погибну (в этой жизни и, следовательно, в будущей); увидеть, кто я на самом деле, хотя думаю о себе, что я лучший в мире. Только увидевший свои грехи и увидевший, какое зло они могут причинить и причиняют, что самому не исцелиться от этого зла, может обрести спасение, обратившись ко Христу.

Смысл человеческой жизни в том, чтобы увидев это, смириться хоть немножко. Как Достоевский писал: «Смирись, гордый человек!», будучи никто, ты о себе что думаешь только. Только увидевший и смирившийся обратится ко Христу. Христос есть Спаситель, и мы видим, что даже разбойник, бандит, весь в крови человеческой – покаялся, вошел в рай, оказался спасенным. Смысл увидеть себя, как разбойник, что «достойно по делам своим принимаем», «помяни Ты меня Господи, я никогда Там не буду и не могу быть, вот насколько я недостойное существо».

Все великие святые достигали святости только таким образом. Пимен Великий говорил: «Поверьте, братия, куда будет ввержен сатана, туда буду ввержен я». Макарий Великий говорит: «Боже, очисти мя, грешнаго, яко николиже (никогда же) совершил благое пред Тобою». А мы? «Ну что вы, я очень много делаю доброго, и не очень и согрешаю. А кому что я сделал худого? Ты, Христос, мне, в общем-то, и не нужен, меня не от чего спасать. Бытовые вещи, материальные – это да, дай-дай, а спасать меня не от чего, я хороший…».

Смысл человеческой жизни состоит в том, чтобы увидеть, наконец, что мы больные, а не здоровые, что мы грешные, а не праведники. Тогда только мы обратимся ко Христу, и Христос действительно спасет нас.

***************************************************************************************************************

Вопрос:
Здравствуйте! Меня в последнее время мучает вопрос "В чём смысл жизни?", "Для чего человек живёт? "Мои мысли не дают мне жить. Я постоянно думаю. Я словно клубок противоречий. Ответьте, пожалуйста, на мои вопросы. Заранее большое спасибо.

Отвечает иеромонах Иов (Гумеров), насельник Сретенского монастыря г. Москвы:

О смысле и назначении жизни человек задумывался с древности. У греков был миф о Сизифе, царе Эфира (Коринфа), который в подземном царстве в наказание за хитрость должен был вечно вкатывать на гору громадный камень: едва он достигал вершины, как невидимая сила устремляла камень вниз и снова начиналась та же бесцельная работа. Это – впечатляющий пример бессмысленности жизни.

В 20-м столетии писатель и философ Альбер Камю применил этот образ к современному человеку, считая абсурд главной чертой его существования: «В неумолимое мгновение, когда человек оборачивается и бросает взгляд на прожитую жизнь, Сизиф, вернувшись к камню, созерцает бессвязную последовательность действий, ставшую его судьбой. Она была сотворена им самим, соединена в одно целое его памятью и скреплена смертью. Убежденный в человеческом происхождении всего человеческого, желающий видеть и знающий, что ночи не будет конца, слепец продолжает путь. И вновь скатывается камень» (А.Камю. Миф о Сизифе).

Вывод, к которому он пришел, неизбежен для него и для миллионов людей, живших и живущих в неверии. Разница лишь в том, что А.Камю стремился быть логичным до конца и смог остро осознать, что жизнь человека, заключенного в рамки только земного бытия, напоминает сизифов труд. Большинство же людей пытается жить иллюзиями и найти смысл в земной жизни. Но в мире конечных реалий найти его невозможно.

Математики знают, что любое конечное число, деленное на бесконечность, является бесконечно малой величиной, т.е. предел ее равен нулю. Поэтому так наивны попытки неверующих людей объяснить, в чем смысл их жизни. Одни уверяют, что они ценят жизнь с ее радостями, и этим вполне удовлетворены. Но ведь земная жизнь уходит, как вода в песок, и от радостей ничего не остается. А если через несколько десятилетий все исчезнет, может ли такая жизнь иметь смысл?

Другие говорят, что видят свое назначение в том, чтобы делами своими оставить на земле след. Обычно такие объяснения приходится слышать от людей, которые к серьезному творчеству не причастны и реального следа не оставляют. Сами же выдающиеся творцы, при всей увлеченности своим занятием, хорошо понимали и понимают неполноту и пределы этой деятельности. Великий математик и физик Блез Паскаль (1623 – 1662) за два года до смерти писал математику П.Ферма, что видит в математике не более, чем ремесло.

Подлинную же цель человеческого существования, по его мнению, может открыть только истинная религия: «Чтобы сделать человека счастливым, она должна показать ему, что есть Бог, что мы обязаны любить Его, что наше истинное благо – пребывать в Нем и наше единственное несчастье – быть разлученным с Ним; что мы полны мрака, мешающего познать и любить Его, и что, таким образом, мы окончательно неправы, не исполняя своего долга любви к Богу, а подчиняясь влечениям плоти. Она [истинная религия] должна объяснить нам причину того, что мы противимся Богу и собственному благу; указать нам средства от этих немощей и таким образом приобрести эти средства. Испытайте в этом отношении все религии мира, и вы не найдете ни одной, кроме христианской, которая удовлетворяла бы этим требованиям» (Мысли о религии).

В наш век все осталось по-прежнему. Люди, имеющие здоровое нравственное чувство, достигнув даже самых выдающихся результатов в творчестве, воспринять это как главную цель жизни не могут. Приведу пример. Академик Сергей Павлович Королёв (1906 – 1966), будучи генеральным руководителем нашей космической программы, не мог быть этим удовлетворен, а думал о спасении, т.е. видел смысл своей жизни за пределами земной жизни. В те годы, когда вера подвергалась гонениям, он находил возможность иметь духовника, ездить на богомолье в Пюхтицкий Успенский монастырь, проявлять щедрую благотворительность.

Сохранились рассказы об этом замечательном человеке монахини Силуаны (Надежды Андреевны Соболевой): «Я в то время заведовала гостиницей. Однажды приехал к нам представительный мужчина в кожаной куртке. Я дала ему комнату. Поговорила с ним ласково, принесла поесть – все той же картошки с грибной подливкой. Он пожил два дня, и смотрю – все больше изумляется. Наконец, разговорились. Он сказал, что никак не ожидал увидеть здесь такой бедности, даже нищеты… «Очень хочу помочь вашей обители, сердце разрывается. Когда увидел, как вы живете. У меня сейчас совсем мало денег с собой, да и вырвался я сюда каким-то чудом – нужно опять на работу и не знаю, смогу ли скоро приехать к вам». Оставил он мне адрес и телефон свой и сказал, что если буду в Москве, обязательно заехать к нему.

Я его поблагодарила и дала адрес одного бедного священника, который жил с женой на 250 рублей в месяц (это старыми деньгами), сказав, что если сможете, то помогите. Через месяц меня отпустили в Москву по благословению игумении. Приехала, отыскала адрес, который он мне оставил. Вижу огромный забор, у забора привратник. Спрашивает у меня: «Вы к кому?» Я назвала фамилию. Он пропустил и сказал: «Вас ждут». Я иду и все больше удивляюсь. В глубине двора – особняк. Звоню – открыл хозяин – тот самый человек, который приезжал к нам. Как обрадовался! Повел меня наверх, на второй этаж. Захожу в кабинет его и вижу: на столе лежит открытый том Добротолюбия, в углу шкаф – с открытыми створками, за которыми стоят образа. Пригласил женщину (кажется, сестру свою), чтобы она все приготовила. В комнате у сестры – киот орехового дерева с чудным образом Святителя Николая. Перед отъездом дал мне конверт и сказал: «Здесь пять». Я думала, что 500 рублей, а оказалось, что 5 тысяч рублей. Какая это была для нас помощь!

Прошло много времени, и вот снова приезжает мой знакомый – а это был академик Королёв – сидим в моей келье и пьем чай. Он благодарит меня: «Вы знаете, я благодаря Вам нашел настоящего друга и пастыря: тот бедный священник, о котором Вы говорили» (Три встречи, М., 1997, 83 -85).

Я подробно привел этот рассказ, чтобы показать, что обращение к Православию не было для академика С.П. Королева каким-то эпизодом. Он жил в нем и ради удовлетворения духовных потребностей рисковал своим высоким положением. При колоссальной занятости руководитель космической программы находил время для чтения Добротолюбия – творений святых отцов сугубо аскетического направления.

Не только наука, но и художественное творчество не может составлять смысл человеческой жизни. А.С.Пушкин, уже входивший в славу первого поэта России, написал в 1827 году «Три ключа» – стихотворение, в котором выразилось мучительное чувство душевной жажды:

В степи мирской,
печальной и безбрежной,
Таинственно пробились три ключа:
Ключ юности,
ключ быстрый и мятежный,
Кипит, бежит, сверкая и журча.
Кастальский ключ волною вдохновенья
В степи мирской изгнанников поит.
Последний ключ –
холодный ключ забвенья,
Он слаще всех жар сердца утолит.


Душа 28-летнего поэта не находит полноты удовлетворения в радостях жизни, которая кипит, бежит, сверкая и журча. Кастальский источник (родник на горе Парнас, близ Дельф в Греции) – символ поэтического и музыкального вдохновения. Вода из этого источника тоже не может напоить жаждущую душу. Для поэта, который в это время только начинал постигать жизненную значимость и духовную красоту христианства, слаще всего была вода из холодного ключа забвенья скорбей, печалей, мирской суеты и попечений. За несколько месяцев до смерти, А.С.Пушкин напишет: «Есть книга, коей каждое слово истолковано, объяснено, проповедано во всех концах земли, применено ко всем обстоятельствам жизни и происшествиям мира; из коей нельзя повторить ни единого выражения, которого не знали бы все наизусть, которое не было бы уже пословицею народов; она не заключает в себе уже ничего неизвестного; но книга сия называется Евангелием, – и такова ее вечно новая прелесть, что если мы, пресыщенные миром или удрученные унынием, случайно откроем ее, то уже не в силах противиться ее сладостному увлечению и погружаемся духом в ее Божественное красноречие» (ПСС, Л., 1978, т.7, с.322).

Мы подошли к ответу на поставленный вопрос. Учение о смысле жизни содержится в святом Евангелии. Слово Божие открывает нам истину, что жизнь драгоценна, она больше пищи (Мф.6:25), сохранение ее важнее субботы (Мк.3:4). Сын Божий обладает Жизнью от вечности (Ин.1:4). Умерший за нас и воскресший Иисус Христос есть Начальник жизни (Деян.3:15). Подлинный, а

не иллюзорный, смысл имеет только та жизнь, которая вводит нас в вечность Бога и соединяет с Ним – единственным Источником нескончаемых радостей, света и блаженного покоя. «Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет. И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек» (Ин.11:25).

Вхождение это начинается еще на земле. Церковь, как творение Божие, есть предъизображение и начало вечной жизни. Новая жизнь уже на земле становится действительностью через веру в Того, Кто есть путь и истина и жизнь (Ин.14:6). Свидетельством этого является жизнь святых. Но даже тот, кто не поднялся на ступень святости, а лишь проходит свой духовный путь честно и ответственно, постепенно обретает внутренний мир и знает, в чем смысл его жизни.

Дорогая Людмила! Вам надо войти в тысячелетнюю традицию христианской жизни. Нужно не только веровать во Христа, но и доверится Ему во всем. Тогда пройдут сомнения и сами собой начнут разрешаться мучительные вопросы о назначении человека.

С кем мне жить – без Бога или с Богом?


Жизнь без Бога
Жизнь с Богом
Бога нет, потому что я Его не вижу и не осязаю, не   чувствую Его действий в этом миреБог есть, ибо Он живет в моем сердце, любящем Его, людей и   мир, который Он создал
Живи для себя, жертвуя другимиЖиви для других, жертвуя собой (своим временем, силами,   средствами)
Главное в жизни – здоровье телаГлавное в жизни – здоровье души
Счастье – это когда мне хорошоСчастье – это когда хорошо людям, которых я люблю, и   людям, которым я могу быть полезным
Любовь – это чувствоЛюбовь – это дела
Смысл жизни – в самой жизниСмысл жизни – в жизни с Богом
Смерть – конец всем радостям жизни, трагический финал   всемуСмерть – начало новой, вечной жизни, радостной жизни, если   земная жизнь была прожита с Богом
Нужно думать только о себе – в этом цель всей жизниНужно думать о благе ближних и через это искать блага себе
Милостыня вредна – зачем подавать тем, кто просит «на   водку». Лучше потратить на себя, чем кормить дармоедов.Милостыня полезна, ибо, подавая просящим, мы уподобляемся   милостивому Богу.
Без Бога жить легче – никаких препонов и запретовБез Бога жить невозможно, потому что если все дозволено –   это путь к хаосу и анархии
Мне не нужен Спаситель Бог, потому что у меня нет грехов и   меня не от чего спасатьМне нужен Спаситель, потому что я полон грехов, и если Бог   меня не спасет от них, я навечно погибну
Рай и ад – выдумка попов, никакого посмертного воздаяния   нетРай и ад – это реальность. Рай и ад начинаются на земле и   находятся они в душе человека
Я не верю в душу, есть только телоДуша есть и она бессмертна, в отличие от смертного тела

Федор Михайлович Достоевский: О БОГЕ И ВЕРЕ

…Если исказишь Христову веру, соединив ее с целями мира сего, то разом утратится и весь смысл христианства, ум несомненно должен впасть в безверие, вместо великого Христова идеала созиждется лишь новая Вавилонская башня. (Вступительное слово, сказанное на литературном утре в пользу студентов С.–Петербургского университета 30 декабря 1879 г. перед чтением главы «Великий инквизитор». XV. С. 198)
***
Если мы не имеем авторитета в вере и во Христе, то во всем заблудимся.
(Дневник 1881. XXVII. С. 85)

***
Без высшей идеи не может существовать ни человек, ни нация. А высшая идея на земле лишь одна и именно — идея о бессмертии души человеческой, ибо все остальные «высшие» идеи жизни, которыми может быть жив человек, лишь из одной нее вытекают.
(Дневник писателя.  XXIV. С. 48)

***
…Без веры в свою душу и ее бессмертие бытие человека неестественно, немыслимо и невыносимо.
(Дневник писателя. XXIV. С. 46)

***
Совесть без Бога есть ужас, она может заблудиться до самого безнравственного.
(Дневник 1881. XXVII. С. 56)

***
Дух Святый есть непосредственное понимание красоты, пророческое сознавание гармонии, а стало быть, неуклонное стремление к ней…
(Заметки к «Бесам». XI.С. 154)

***
Ничего нет лучше для исправления, как прежнее с раскаянием вспомнить.
(Идиот. VIII. С. 203)

***
…Бывает материна радость, когда она первую от своего младенца улыбку заприметит, такая же точно бывает и у Бога радость всякий раз, когда Он с неба завидит, что грешник пред ним от всего своего сердца на молитву становится.
(Идиот. VIII. С. 183–184)

***
…Уничтожьте в человечестве веру в свое бессмертие, в нем тотчас же иссякнет не только любовь, но и всякая живая сила, чтобы продолжать мировую жизнь. Мало того: тогда ничего уже не будет безнравственного, всё будет позволено.
(Братья Карамазовы.XIV. С. 64–65)

***
Бог уже потому мне необходим, что это единственное существо, которое можно вечно любить…
(Бесы. X. С. 505)

01.02.23
1128 просмотров

0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!

Читайте также: