До самых вражеских ворот. Беседа с ветераном, штурмовавшим Берлин в 1945 году


Статья 2009 года, опубликована в православной газете «Светлячок» Севастопольского благочиния

9 мая – День Победы советского народа в Великой Отечественной войне. А также 65-летие со дня освобождения Севастополя от немецко-фашистских захватчиков. Воистину, 9 мая – великий день для всех нас, русских, украинцев, белорусов и представителей других национальностей. Почему? Потому что 64 года назад наша страна была единой, и освобождали ее воины всех национальностей.

Но многие ли из нас знают, какой действительно была эта война? Лучше всего о ней расскажут ветераны. В гостях у «Светлячка» – замечательный человек, ветеран Великой отечественной войны, участник штурма Берлина, житель Севастополя, Павел Петрович Новиков. Пусть его рассказ станет для кого-то хорошим уроком, ведь Павел Петрович ушел на фронт в 17 лет.


Родина-мать зовёт 


Я родился в 1926 году в деревне Орловка Курганской области на Урале. В ноябре 1943 (в 17 лет) меня призвали в армию. Огромные человеческие потери вынуждали спешно обучать молодежь и отправлять на фронт. После всеобуча я был зачислен в снайперскую школу в г. Чебаркуль под Челябинском. Летом 1944 года там стали формировать маршевые роты для отправки на фронт. Незадолго до этого пришло извещение, что старший брат Григорий без вести пропал на войне.

Крещение огнем 


В середине июля нас товарным эшелоном привезли в г. Великие Луки ( Псковская обл.). В тот день на станции скопилось 5 эшелонов, два из них – с живой силой. Железная дорога еще не была готова к отправке вагонов. Весь день над станцией кружили немецкие разведывательные самолеты. А ночью начались налет и бомбардировка.

Наши зенитчики пробовали было противостоять, сбили 4 самолета из 47, но силы были неравны. Мы, не видавшие еще сражений юнцы, полностью безоружные, в растерянности стали прятаться в вагонах под нары, пока не услышали приказ бежать за станцию. Выбегая, я почувствовал удар в голову, но продолжал бежать, даже не сообразив сразу, что был ранен. В молодости не придаешь большого значения боли и крови, и пробитая голова не была причиной для отправки в госпиталь…

Утром, вернувшись к эшелонам, мы увидели страшную картину: разбитые вагоны и техника, кругом убитые. Тем не менее, уже к концу дня силами военных и гражданских железнодорожный путь был восстановлен, и первый эшелон (в котором был и я) вышел в г. Невель – конечный пункт у самой линии фронта.

«Кто говорит, что на войне не страшно, тот ничего не знает о войне!» 


По прибытии в Невель, я попал в 232 стрелковый полк II Прибалтийского фронта. Нам выдали оружие (обычную винтовку, снайперских навыков пока не требовалось), сухой паек и сказали: «Отдыхайте, а завтра идем в наступление». Утром мы пошли в атаку. Вернее, побежали, оставив позади свои 45 мм пушки. Артиллеристам на передовой всегда доставалась львиная доля всех снарядов – ведь враг старался  подавить эти огневые позиции и  не дать развернуть наступление. Неслучайно эти орудия окрестили «Прощай, Родина». Так вот,  моя первая в жизни атака прошла как в бреду и тумане, когда от страха ничего не соображаешь.

Помню, как в исступлении кричал, несся мимо своих, падавших от пуль.  Кругом стоны, просьбы о помощи, а нам надо было дальше бежать под минометным огнем и занимать вражеские окопы. Устав, бросил где-то свою шинель. Только заняли возвышенность, враг пошел в контрнаступление. Хотели было отступать, но командир скомандовал «Удержать высоту! Не отступать! Окопаться!»

Бросились окапываться, а у меня и лопатка потерялась. Давай рыть окоп: один – лопаткой, другой – помогать руками. В тот самый первый бой победа была за нами. Мы потеряли треть своих – более 70 человек. И весь следующий день подбирали  убитых и раненных. Но с тех пор я носил уже телогрейку (в ней удобнее бегать) и саперскую лопатку как можно надежнее крепил к ремню. А в кармане всю войну лежали «живые помощи» – молитва, написанная рукой отца на листочке бумаги и высланная мне письмом. Этот листочек сохранился до сих пор.  

От Прибалтики до Берлина 


В конце 1944 – начале 1945 года в составе 3-й Ударной армии Прибалтийского фронта  я участвовал  в боях против немецко-фашистской армии «Север». Вместе со своим 380-ым полком в  составе 79 стрелкового корпуса мы прошагали через Польшу и, наконец,  вышли к стенам столицы рейха, а затем вошли в полыхающий Берлин.

Казалось, победа совсем близка. И тем трагичнее были потери в наших рядах. В нас стреляли не только немецкие солдаты, но и люди в штатском, и даже мальчишки! 9 мая 1945 года фашистская Германия капитулировала. Помню алое зарево над Берлином, и грохот салюта на протяжении минут сорока в честь победы, к которой мы так трудно шли. Палили из всех стволов, какие только были. Но уже на следующий день было приказано сдать все боеприпасы.

Из наград у меня медали «За отвагу», «За взятие Берлина», Орден Отечественной войны I степени, Орден Мужества III степени.  

Мирное время 


В Германии я пробыл до лета 1947 года (домой в первую очередь отправляли тех, у кого были семьи). Учился в Армейской школе младших авиационных специалистов, а потом  в 319-ом полку – обслуживал бомбардировщики ПЕ-2. Повидаться с родными довелось только в 1948 году. Мамы уже не было в живых. Вскоре я демобилизовался и женился на Ларисе Федоровне, с которой живу уже 57 лет.  Дальнейшая трудовая деятельность была связана с микрофотографией. В научно-исследовательских лабораториях при металлургических заводах, где я потом работал (в Челябинске и  Запорожье), изучали неметаллические включения, их нужно было  фиксировать.  

Подготовила Маргарита Маснева,
журналист «Светлячка»

14.11.18
87 просмотров

0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!

Читайте также: