Радость о Христе воскресшем

01.05.21
210 просмотров


Целью жизни каждого из нас, пожалуй, является личное счастье. Что оно такое есть? Полнота бытия, длительное по времени удовлетворение жизнью, довольство, покой, благополучие, мир в душе. Что же дает нам такие блага? Физическое и душевное здоровье, любимая работа, крепкая семья – верная супруга или супруг, послушные дети, дорогие родители, а также преданные друзья, материальный достаток, свое жилье, самореализация, хобби, на которое есть время и силы… Да мало ли у кого рецептов счастья! Сколько людей, столько и рецептов.

У православных христиан несколько иное отношение к счастью. Более подходящим для обозначения полноты, абсолюта земного бытия верующего подошло бы слово «радость». Тихая, скромная, спокойная радость каждый день, каждый час, – радость, согревающая сердце. Не бурные всплески положительных эмоций (моменты счастья), а нечто более крепкое, надежное, долговечное. Просто – каждодневная радость, к которой нас призывает святой апостол Павел: «Всегда радуйтесь» (1 Фес. 5, 16). Радость о Христе, радость о принадлежности к Церкви, радость исполнения заповедей, радость добрых дел, радость молитвы, радость покаяния… Вот об этой радости хотелось бы поделиться мыслями.

«Анатомия» христианской радости


«Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем» (1 Ин. 4, 16). Любого, кто искренне, с горячим желанием прикасается к этой неземной Любви, ожидает великая Радость. Это вовсе не значит, что человек вдруг пускается в пляс или, от избытка эмоций, начинает скакать на одной ножке. Нет! Радость о Христе приходит тихо, рождаясь в глубинах верующей души, постепенно наполняет всего человека, всю его деятельность, творчество, согревает и мотивирует его к жизни по заповедям, главные из которых – любовь к Богу и любовь к ближним.  Это состояние нельзя приобрести вмиг, сразу; радость о Христе подается в ответ на молитвенный труд, на добрые дела Христа ради.

Радость о Христе – дар Христа человеку, каким даром является все, что связывает нас с Небом: вера, кротость, смирение, воздержание, милосердие и прочее. Условием для стяжания оной является желание человека: «Господи, я хочу быть с Тобой, жить с Тобой. Приди ко мне со Отцем и Духом Своим и обитель у меня в сердце сотвори».

Радость о Христе, о Царстве Небесном, о вечной жизни имеет свойство изливаться на видимый мир, преображать его, насколько в силах и возможностях человека. Самым простым «каналом» этого излияния является благотворение ближним. Бога мы не видим телесными очами, но видим тех, кто протягивает к нам руку за помощью. Что мы положим в эту руку? Не так: что мы должны положить в эту руку, чтобы угодить Богу, чтобы приблизиться к Богу? Должны положить по силам то, чем мы избыточествуем. Вот здесь развернем тему поподробнее.

Что оттолкнуло от Христа богатого юношу?


Как известно, повествования четырех евангелистов – Матфея, Марка, Луки и Иоанна, не расходясь в главном, в деталях отличаются. Так вот, есть один эпизод в Евангелии, в описании которого три евангелиста повторяются почти слово в слово. Речь идет о богатом юноше, который спросил Иисуса, что ему нужно сделать, чтобы наследовать жизнь вечную. Приведем этот отрывок из Евангелия от Матфея, указав, где тот же случай упоминается у Марка и Луки.

«И вот, некто, подойдя, сказал Ему: Учитель благий! что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную? Он же сказал ему: что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог. Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди. Говорит Ему: какие? Иисус же сказал: не убивай; не прелюбодействуй; не кради; не лжесвидетельствуй;  почитай отца и мать; и: люби ближнего твоего, как самого себя. Юноша говорит Ему: всё это сохранил я от юности моей; чего еще недостает мне?  Иисус сказал ему: если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною. Услышав слово сие, юноша отошел с печалью, потому что у него было большое имение. Иисус же сказал ученикам Своим: истинно говорю вам, что трудно богатому войти в Царство Небесное;  и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие» (Мф.19, 16-24). В Евангелии от Марка о том же самом повествуется в главе 10, стихи с 17 по 23, у Луки – гл. 18, ст. 18-25.

Зададимся вопросом: почему этот рядовой, в общем-то, случай общения Христа с окружающими так важен, что три евангелиста описали его? Тут все просто: «Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут, ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф. 6, 19-21), – говорит Спаситель. Раздавая свое земное сокровище нищим, приобретаешь сокровище небесное, вечное, нетленное, к которому так стремится любящее Христа сердце! На Страшном Суде Своем Господь не спросит нас, было ли у нас богатство, а спросит, напитали ли мы голодного, напоили ли жаждущего, одели ли нагого? Вот, что станет решающим для нашей вечной участи – были ли мы милосердны, тратили ли мы свои имения на нужды ближних. И случай с богатым юношей показателен: трудно богатому войти в Царство Небесное, трудно, но не невозможно, ибо богатство свое можно употребить во благо нуждающихся, о чем говорит опыт бесчисленных святых.

Почитайте жития: сколько святых родилось в богатых и знатных семьях! Однако, уверовав во Христа и крестившись, они раздавали свои имения нуждающимся, обрекая порой себя на нищету, и уходили в монастыри, в леса, в глухие места, только бы не потерять тесной связи со Спасителем. Золото переставало что-либо значить для этих избранных христолюбцев, более того, оно становилось обузой, от которого нужно было избавиться, чтобы не прикипать к земле. Разве мы не к тому же призваны?

Что помешало юноше последовать за Христом и наследовать жизнь вечную, как он того хотел? Думается, не просто большое имение, а цепкая привязанность к этому имению, к материальному богатству, а говоря шире – к земному миру с его удовольствиями, которые в избытке дает богатство.

Поделиться с ближними собой


Не то же самое мешает и нам, обитателям 21-го века, идти вослед Христу? Кто-то мне возразит: у меня нет большого имения, мне нечего раздавать нищим, я сам еле-еле свожу концы с концами. Отвечу: в самом слове «имение» содержится указание на то, чем можно делиться с другим – тем, что имеешь. Подавляющему большинству россиян не грозит беспросветная нищета: всегда есть какой-то доход, какая-то денежка. И что, нам жалко дать нищему 10 рублей? Мы обеднеем от этого? Нет, не обеднеем. Только нужно взять за правило подавать эти 10 рублей каждый день, при каждой благоприятной возможности, то есть всегда, когда встречаем на своем пути просящих подаяние.

Можно делиться не только деньгами, но и одеждой, обувью, посудой, другими предметами быта, которые стали нам ненужными и которыми напрасно забиты антресоли и шифоньеры: выкинуть – жалко, а потому пусть лежат, авось когда-нибудь пригодятся. Но ведь эти вещи могут пригодиться прямо сейчас тем, кто не имеет этих ненужных нам вещей. Куда их нести? Самое простое – пожертвовать в православный храм. При многих храмах действуют социальные службы, которые помогают нуждающимся. Вот туда снесите. Можно узнать по интернету, нет ли в вашем городе муниципальных благотворительных фондов или служб, которые выполняют те же, что в храме, функции.

В городе Севастополе есть два благотворительных магазина под общим названием «Добрые руки». Принцип их работы прост: вы приносите свои, ставшие ненужными, вещи (одежда, обувь, посуда, игрушки, книги, бытовая техника и пр.) в магазин на безвозмездной основе. Сотрудники магазина вещи сортируют и выставляют на продажу буквально за «копейки». То есть можно купить в этих магазинах понравившуюся бэушную вещь за мизерные деньги. Хорошее подспорье для небогатых севастопольцев! Часть же вещей раздается бесплатно социально неблагополучным гражданам, многодетным семьям.

Важно! Нужно приписывать свои благотворения не себе, а Богу, без Которого мы ничего доброго делать не можем (см. Ин. 15, 5), держа эти благотворения в тайне даже от себя, то есть не замечая их и тут же забывая. Нужно усвоить себе, что никаких добрых дел мы не имеем, ибо все так называемое доброе в нас тут же пачкается возношением, тщеславием, самомнением, самолюбованием. Когда подашь что нуждающемуся, желательно говорить так: «Господи, благодарю Тебя за Твои милости к этим несчастным людям. Не я подал – Ты подал. Не я накормил – Ты накормил. Не я одел – Ты одел. Я – лишь орудие в руках Твоих, орудие скверное, зловонное от грехов, падшее, да верное. И как Ты помиловал этого несчастного, так помилуй и меня, окаянного, и всех, кто мне дорог, молитвами Пречистой Матери Своей!»

Раздавая ежедневно милостыню, помогая бескорыстно ближним, нужно держать в уме, что ты делаешь очень мало для своего спасения, ничтожно мало. Этим ты отсекаешь липучую гордыньку: мол, сколько я добра людям делаю, одного этого хватит, чтобы Господь меня в рай ввел. Иисус об этом прямо сказал: «Так и вы, когда исполните всё повеленное вам (дела милосердия), говорите: мы рабы ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать» (Лк. 17, 10-11).  Мы делаем мало, мало! Такой настрой побуждает раздавать все больше и больше, вовлекая в дела благотворения все возможные ресурсы. Научимся такому – однажды придет презрение к деньгам, они просто перестанут владеть нами, мы с легкостью будет раздавать их. Это – ступеньки в Небо! Это – шаги вослед Христа воскресшего!

Христолюбец думает прежде всего о благе ближних, ставит эти блага порой выше своих собственных, а точнее говоря – делает свое личное благо напрямую зависимым от блага ближних. Причем личное благо для него – не деньги, не вещи, а близость ко Христу, мир, который вселяет в душу милосердие, спокойная, чистая совесть. Эти блага – величайшие, нужнейшие нам, их ни за какие деньги не купишь; но их можно приобрести, ежедневно раздавая себя нуждающимся.

Сам же христолюбец привыкает довольствоваться малым. Он не гоняется за техническими новинками, за модными вещами, на которые нужно копить деньги или брать кредит в банке. Он живет тем, что имеет. Как говорится, богат не тот, у кого много денег, а тот, кому хватает. Лучше каждую лишнюю копейку потратить на благотворительность, на церковь, чем на какое-то излишество для себя. Но здесь, как и везде, нужна, конечно, рассудительность. Если какая-то вещь тебе самому нужна, не будет грехом, если ты не отдашь ее нищему. Это мысль святых отцов. Довольствуйся малым: есть добротная одежда, обувь, еда, жилье, рабочий бюджетный смартфон – и на том слава Богу!

Имение может быть не только материальным. Можно служить ближним своим временем, став волонтером, можно делиться с ближними своими талантами, бескорыстно помогая тем, что дал тебе Бог: сочинительством, знанием законов, иностранных языков, поварским искусством, учительством.

Нематериальная милостыня


Но если нет лишних денег и вещей, нет видимых талантов, но есть вера в Бога, можно делиться и ею: молитвой за других, чтением псалтири по усопшим друзьям или знакомым, благодарением за бесчисленные дары Божии роду человеческому, покаянием не только за себя, но и за других. Думаю, что эта нематериальная милостыня наша мгновенно достигает Неба, принимается Богом и ценится не меньше, если не больше, чем милостыня материальная. Очень легко расстаться с 10 рублями в пользу нищего или пирожком в пользу бездомного. Гораздо труднее помолиться за него, особенно, если он своим неопрятным видом вызывает неприязнь или даже отвращение.

Бывает, трудно каяться в своих собственных грехах – вечно что-то отвлекает, уводит от главного, смешивает с суетой будней. Как же молиться о прощении грехов чужих людей? А всего-то и нужно от сердца сказать: «Господи, прости нас, безумных, окаянных, своевольных, своенравных, гордых чадушек Твоих, из которых я – первый». Это не моя выдумка. В утреннем и вечернем молитвенном правиле мы часто просим Бога: «помилуй нас». Не «меня» только, а «нас». Кого это – нас? Только христиан? Думаю, что всех людей, живых и усопших, ибо все мы – творения Божии, все мы – братья и сестры по человечеству. В этом прошении – «помилуй нас» заключено исполнение главной заповеди Евангелия – заповеди любви. Произнося от сердца «помилуй нас», мы молимся и за тех, кто никогда не молится о себе, кто далек от Бога. Но Бог не хочет погибели грешника, а хочет, чтобы ВСЕ спаслись, ВСЕ разделили с Ним трапезу вечности (см. 1 Тим. 2, 4). Неужели Он не услышит наш молитвенный вопль за всех людей? Услышит!

То же касается благодарения. Правда, с этим прошением нередко возникает заминка даже у православных. «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня, грешного (грешную)», – здесь все понятно, мы просим милости, помилования и в земной жизни, и в посмертной реальности. А благодарить-то за что? За всё! «За всё благодарите», – заповедует апостол Павел (см. 1 Фес. 5, 18). Нужно благодарить за здоровье, свое и близких, за дар жизни, за дар веры, за дар любви к Богу и ближним, за дар молитвы, за дар покаяния. За дар крестной жертвы Спасителя, за дар Его живоносного Воскресения. Но не только…

Выходя из дома, квартиры по своим делам, можно так помолиться: «Господи, благодарю Тебя за земной дом, который Ты дал нам. Не лиши нас и дома Твоего небесного, вечного». В квартире, стоя под горячим душем вечером, можно снова обратиться к Богу: «Господи, благодарю Тебя за дар этой воды, не лиши нас и воды живой, текущей в жизнь вечную. Как эта теплая вода омывает мое тело, так омой душу мою грязную благодатию Своею, да очиститься она пред Тобою».

Готовя на плите пищу, можно опять же помолиться: «Господи, благодарю Тебя за дар природного газа и огня, на котором мы можем готовить пропитание себе. Подай нам и огонь благодати Твоей, огонь, согревающий нашу замерзшую душу». Принимая пищу, скажем мысленно: «Господи, благодарю Тебя за эти вкусные милости Твои, не лиши нас и милостей Твоих небесных, вечных». Включая в комнате свет, опять же можно поблагодарить Христа за дар электроэнергии и попросить не лишать нас энергии помощи Его.

Проходя мимо полок магазина, забитых всевозможными товарами, хорошо сказать: «Господи, благодарю Тебя за это товарное изобилие. Не лиши нас, чадушек Своих, и изобилия щедрот и милостей Твоих небесных».

В погожий, ясный, солнечный и теплый денек вздохнем Богу: «Господи, благодарю Тебя за этот ясный теплый день. Не лиши нас и вечного ясного дня Царствия Твоего, в котором Ты, Солнце правды, будешь согревать и освещать нас».

Выходя из храма после богослужения, если получилось от души помолиться, скажем: «Благодарю Тебя, Господи, за дар молитвы, которым Ты посетил меня сегодня в этом храме. Не сам по себе я молился, ибо как я, червь смердящий, могу сам так горячо молиться? Ты дал мне дар молитвы. Но если Ты его дал, то и прими молитву мою и исполни в свое время прошения мои, если Тебе будет благоугодно».

«Мы», «нас», «нами», – произнося эти местоимения, мы молимся и благодарим не только за себя, но и за других. Только молиться нужно не машинально, не исторгая «помилуй нас» праздными, пустыми глаголами, а от всего сердца желания спасения ВСЕМ людям. Если проймет, если настроимся, можно и так попросить: «Господи, спаси нас всех, безумных чадушек Своих. Потому что если все спасутся, то и я спасусь, хотя и буду последним в Царствии Твоем. А если кто-то погибнет, то и я непременно буду среди этих «кто-то» за грехи мои». Так приобретается смирение, то есть видение себя погибшим без благодати, без помощи Божией.

«Радость моя, Христос воскресе!»


Все православные знают эту знаменитую фразу преподобного Серафима Саровского. Этими словами встречал преподобный всякого, кто приходил к нему, невзирая на звания и чины. И мы восхищаемся: как же святой Серафим принимал людей, что в каждом видел образ Того, Кого он более всех любил и Кому посвятил всю свою жизнь! Но здесь не только любовь к ближним, здесь – радость о воскресшем Христе, которую преподобный стяжал в своем сердце непрестанными трудами и подвигами. Эта радость переполняла его, и он щедро делился ею со всеми посетителями, согревая с первых минут общения даже самые замерзшие сердца.

Нам непривычно слышать «Христос воскресе» за пределами пасхальных сорока дней. Мы не приветствуем друг друга жизнеутверждающими «Христос воскресе», «Воистину воскресе» на протяжении года после Пасхи. Не принято. А жаль. Ведь Пасха Христова – это не просто главное событие годового православного календаря. Это суть нашей веры. Нерв нашей веры. Сердце нашей веры. Радость о Христе, о которой мы с вами говорим, это радость в первую очередь пасхальная. Потому что Христос умер и воскрес ради нас, ради нашего спасения, а еще – ради того, чтобы мы не унывали, не отчаивались, не скорбели сверх меры от усталости и тягот жизни, – а радовались. Радость о Христе воскресшем – это начаток, отсвет той вечной небесной радости, которая ожидает спасенных в вечном Царстве Отца Небесного.

Мне возразят: ну, это святые угодники, вроде преподобного Серафима Саровского, могли так радоваться, могли еще при жизни уподобляться славящим Бога ангелам. А мы кто? Так, мусор. Нам бы с земной жизнью разобраться, куда нам думать о вечной радости рая? Нам бы здесь устроиться, обжиться, пустить корни, так сказать, оставить что-то своим детям и внукам. Не в монастырь же идти, в самом деле. Так что ты нас баснями не корми.

И правда, очень многие ногтями и зубами вгрызаются в эту кратковременную земную жизнь, не задумываясь особенно, что после смерти наступит жизнь иная. И смерть – ой как близка! Увы! Многие живут здесь, как бессмертные, уверенные в завтрашнем и послезавтрашнем дне. Самый простой довод в пользу этого суждения – банковские потребительские кредиты. Люди соглашаются на эту кабалу, только бы получить вожделенную вещь здесь и сейчас, расплачиваясь за нее частями на протяжении будущего. То есть люди гарантированно уверенны, что отдадут кредит при жизни. А смерть? Она что, касается только стариков? Сколько умирают в молодых годах! И кому этот кредит выплачивать после твоей смерти? Родственникам? Может, стоит жить скромно, обходясь малым?

Но вернемся к Серафиму Саровскому и, в его лице, ко всем святым, для которых пасхальная радость была доминирующей в духовной жизни. Что же главное для нас в празднике Пасхи? То, что вслед за Христом и мы однажды воскреснем, чтобы разделить с Ним блаженство вечности. Но это когда будет? После смерти. Нам же нужно, пока мы живем на земле, воскресать со Христом здесь и сейчас. Грех убивает, Христос – оживляет, вдыхает в душу жизнь, которую начинает переполнять радость – радость богообщения и богопознания. Эту радость можно приобрести любому, только бы не оскудело желание служить Богу и ближним.

Раздарить по минуткам все годы свои!


По мере того, как пасхальная радость (в любое время года) наполняет сердце, боголюбцу хочется раздавать всего себя миру, людям. Деньги, продукты, одежда, вещи, молитва, улыбка, сочувствие, духовная поддержка, сострадание – раздаривать ближним по минутками все годы свои. Любящему Христа ничего не жалко для других, только бы не потерять пасхальной радости, только бы поделиться с другими этой радостью, которая имеет свойство умножаться после каждого благотворения, после каждого доброго дела.

Не нужно жалеть денег и других средств на дела милосердия – рука дающего не оскудеет, Бог всегда восполнит любой недостаток, любую нужду – причем не обязательно теми же деньгами, или здоровьем, или нужными встречами; просто – даром сердечной молитвы, даром благодарения, даром славословия и хваления Господа, что нам нужнее, чем воздух.

Повторюсь: в этом – начаток рая, предтеча рая. Да, с христианской точки зрения правильно видеть себя погибшим для вечной жизни, однако не терять надежды, что Бог не оставит любящих Его. Правильно размышлять о смертном часе и как можно чаще взывать: «Господи, помилуй меня в час смерти моей», «Господи, молитвами Пречистой Своей Матери, молитвами ангела-хранителя моего, молитвами святого, имя которого я ношу, молитвами всех святых Твоих, прошу Тебя – избавь меня вечной смерти, даруй жизнь вечную!» Правильно видеть себя последним из людей и первым из грешников, достойным ада и геенских мук, но молиться: «Господи, не оставь нас, окаянных чадц Своих, но приди и спаси нас!»

Нужно научиться радоваться всему, что нас окружает: деревьям, травам, цветам, снеговым шапкам, ветру, дождю, животным, птицам, но наипаче всего – радоваться другим людям, видя в каждом из них образ Христа. Увидеть этот образ сердечными очами можно, если носить этот образ в самом себе, то есть любить Христа, равняться на Христа и святых Его. Это наша главная задача, цель в жизни. Цель достижимая, не требующая каких-то сверхъестественных капитальных вложений. Нужно просто уловить зов Божий. Уловить, и откликнуться на него, – начать жить по-христиански. И тогда радость о Христе воскресшем будет побуждать нас пусть мысленно, но от всей души, встречать каждого, с кем сводит нас жизнь: «Радость моя, Христос воскресе!»

Артемий Слёзкин

01.05.21
210 просмотров

0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!

Читайте также: