Рай ныне и в будущем. Чем наполнена Райская жизнь? Часть 2.

13.12.20
210 просмотров

Живущим на земле трудно понять Небесное. Рай покрыт тайной. В Раю – вечность. В мире смертных людей – время. Время тает, словно воск горящей свечи. Но тайна вечного Рая отражается в тайнах, случающихся на земле. И восприятие времени может оказаться совершенно иным, нежели как мы привыкли.

Время и вечность

Близкий мне священник, отец Владимир, рассказывал, как, будучи совсем молодым, задолго до принятия священного сана, он участвовал в паломничестве по святым местам. В одной древней обители с еще двумя участниками паломничества он оказался в пещере с иконой Божией Матери. Над этим местом Пресвятая Богородица когда-то явила чудо, теперь там возвышается храм. В саму святую пещерку пускают далеко не всех, да и о существовании ее мало кто знает. Туда Владимира и его спутников провел послушник обители, а вся остальная группа расположилась в храме читать акафист.

Владимиру казалось, что в сокровенной от всех пещере они пробыли всего несколько минут. Но когда вышли к группе, те уже дочитывали второй акафист. Прошло около часа времени. Встретившие их паломники спрашивали: «Где вы были? Вы прямо сияете, светитесь». Само это посещение оставило в душе Владимира глубочайшее впечатление на всю последующую жизнь. Словно Сама Божия Матерь прикоснулась к нему Своей милостивой рукой.

Подобное иногда подается людям. Божия благодать восхищает из мира земного, привносит в сердце радость, а время перестает властвовать над тобой. И это отчасти помогает понять тайну Рая.

Где Бог, там царствует вечность. Без суеты и спешки, без раздирающих душу тревог. О жизни, наполненной благодатью Божией, не скажешь, что ты устал от нее. Где действует Божия благодать, там само время не воспринимается как томное течение будней. Время, осиянное благодатным присутствием Господа, обретает черты вечности. Потому и общение с людьми благодатными, – если кто имел такой опыт, знает, – несет в себе важное свойство – ты как будто соприкоснулся с чем-то подлинным, вечным, священным.

Многие знают сказание об иноке, который удивлялся словам Писания: «У Господа один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день» (2 Петр. 3, 8). Разве может такое быть, чтобы тысяча лет прошли словно один день? Иноку хватило смелости молиться, чтобы Бог вразумил его. Оставшись как-то в храме один, он увидел маленькую птичку. Красота ее настолько поразила его, что иноку захотелось взять от нее хотя бы пёрышко. Но птичка полетела, увлекая инока за собой. В лесу, вне обители, она расположилась на одном из деревьев и запела таким дивным, чудным пением, коего инок за всю свою жизнь не слышал. Внимая пению, он подумал, что прошло, наверное, около часа, и пора бы вернуться в обитель. Но когда подошел к воротам монастыря, то не узнал обители. Никто из монахов его тоже не мог узнать. Оказалось, что с момента его выхода за ограду минуло 300 лет. Причастившись в тот же день Святых Христовых Таин, инок почил, перешел в вечность, с которой Господь дал ему соприкоснуться таким удивительным образом.

Бог может и ускорить для тебя время, и непомерно его растянуть. Когда нужно, Господь подает возможность словно раствориться в мгновениях вечности – и время становится незаметным, как будто его и вовсе нет. О последних, самых страшных искушениях истории сказано, что Господь «ради избранных, которых Он избрал, сократил те дни» (Мк. 13, 20). А когда нужно, Бог может удлинить, как бы вытянуть наше земное время, чтобы ты успел довершить то, что боялся не завершить. Так, Господь помог Иисусу Навину в победе над неприятелем – день длился дольше обычного (Нав. 10, 12–13). Об этом уникальном опыте свидетельствуют многие: когда молишься, время словно наполняется новым, более пространным содержанием, и ты успеваешь совершить предпринятое (об этом, например, говорит Александр Николаевич Ужанков в своей статье «Пространство и время»).

Суть же этого феномена проста: Бог вне времени. Посредством смиренной, искренней молитвы душа восходит к Богу, а в Нем соприкасается с вечностью. Неподвластный времени Бог сокращает для нас или растягивает время на земле, в зависимости от того, что требуется в данный момент. В Раю же, в вечном Божием Царстве, нет привычных для нас грубых границ времени и пространства. Там всё совершенно иное.

Для Рая неуместен вопрос: «Чем заняться?» Неуместен и вопрос: «Как бы успеть?» Земля – сплетение противоречий. Вопрос «чем заняться?» означает, что жизнь твоя не наполнена содержанием. Вопрос «как бы успеть?» означает, что в жизни твоей присутствует дело, но ты не справляешься с ним. Рай выше и того, и другого. В Раю – наполненность жизни и Жизнью, такая наполненность, что нам и не снилось. Там никто никуда не спешит, не надрывается от страха не справиться или обрушить предпринятое, там каждый всё успевает.
Ни часов, ни секундомеров, ни календарей в райских обителях нет. Какая в них нужда, если там никто не стареет, не приближается к смерти, а бытие не соизмеряют с круговращением планет вокруг Солнца? Там не требуется подгонять нерасторопных или тормошить сонливых. Это нынешняя жизнь проходит как сон. В той жизни каждый пробудится.

Человек на земле – существо несчастное. Он либо томится буднями, не зная, как убить свое время. Либо спешит жить и не успевает – время испаряется, словно пар под лучами знойного солнца. В вечном Райском Царстве – всегда настоящее.

Да, да, именно так. Райская вечность – соприкосновение с полнотой Жизни, которое переживается как постоянное настоящее. Поэтому то, что даровано в вечности, не уйдет и не станет прошлым. Любовь не угаснет, благодать не иссякнет, радость не сменится скукой или тоской.

Что есть Райский покой?

Скука – результат пустоты. Или опустошенности. Зеркалу скучно, когда оно пусто. А когда в нем сияет Солнце, то и зеркало источает золотые лучи. Человек сияет, когда в нем отражается Бог. С Господом не бывает скучно. Если, конечно, ты действительно с Богом. Скучно ли вместе тем, кто друг в друге не чают души? Скучно ли тем, которые сердечно любят друг друга?

Земная жизнь построена на контрастах: надежды и разочарования, победы и поражения, вдохновение и угасание, радость и скука. Перепады настроений, смена эмоций, падения и взлеты подобны бурному течению реки, с каскадами, шумным руслом и неудержимым стремлением вперед. При этом лодочка жизни изрядно истрепывается в этом неистовом течении. Но самое страшное – это постоянные утраты близких и родных, здоровья и жизненного счастья, того, что ты созидал, пытался принести в дар другим. Таков земной путь. Такова жизнь вне Рая. Вся в борьбе, она не оставляет человека в покое.

Кому-то кажется, что если не будет стремительных поворотов судьбы, эмоциональных всплесков, то он закиснет в монотонном течении будней. Но с годами всё это утомляет. И представить вечную борьбу, вечные утраты и будоражащие сознание потрясения – это что-то ужасное.

Каков обычный итог земного пути человека, когда он взглянет на прожитое? – Бесконечная борьба за существование, а в итоге чувство, как будто и вовсе не жил. Воспитывались и учились – чтобы жить. Получали профессию и зарабатывали – чтобы жить. Строились, приобретали недвижимость, занимались ремонтами – чтобы жить. Женились и рожали детей – чтобы жить. И вот, всё пролетело. А где же собственно сама она – жизнь?

Покой Рая – вся его суть в том, чтобы «имели жизнь и имели с избытком» (Ин. 10, 10). Покой Рая – это успокоение от разрывающих душу тревог, от бессмысленных трудов, в которых ты созидаешь, а кто-то разрушит, либо обветшает и исчезнет само. Сизиф, бесконечно поднимающий камень на гору, чтобы тот вновь скатился вниз, – вот что такое земные труды. В Раю эта бессмыслица упразднится.
Покой Рая – не застывшее состояние, не оцепенение фигур мертвого царства. Покой Рая – мир и тишина сердца, противоположность смятению, беспокойству. На земле человек, даже бездельничая, может оставаться тревожным, немирным. Но и бывает иначе – в самых усердных трудах чистое, стяжавшее Духа Святого сердце хранит в себе мир, тишину и покой. В этом смысле Христос говорит:

«Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим» (Мф. 11, 29).
Райский покой многогранен, подобно тому как драгоценный камень сияет многими гранями. На земле мы тоскуем об утрате любимых. Там мы их вновь обретем. В Раю найдут друг друга те, которые на земле расстались, утратили возможность общения. Родители и дети, прадеды и правнуки, друзья и все, кто дорог, близок сердцу. И в этом смысле они тоже обретут покой – успокоятся, ибо упразднится разрывавшее душу беспокойство утрат. Но еще большая радость Рая – в том, что мы встретимся с Тем, Кто даровал нам возможность любить, Кто Сам есть Любовь.

Собственно, Рай – это не просто покой, как бы отдых. Рай всегда там, где есть причастность, приобщение Богу. «Он есть мир наш» (Еф. 2, 14), – говорит восхищенный до третьего неба апостол, а «Царствие Божие» есть «радость во Святом Духе» (Рим. 14, 17). То есть да, это радость. Но радость потому, что душа приобщилась Святому Духу Божию. Ад – отчужденность и лишение Бога. В Раю хорошо не потому, что люди освободились от земных дел и трудов, не потому, что нашли покой от всевозможных страданий и бед, а потому, что там они обрели долгожданное общение с Господом, к которому шли, которого сердечно чаяли на протяжении земного пути. Вот,
«скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними; они будут Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их» (Откр. 21, 3).
Рай есть гармония человека с Богом, гармония друг с другом, гармония с миром, созданным Богом. И эта гармония отражается в душе как долгожданный покой.

Счастье Рая

Вот небольшой пример из жизни. Ольга, профессиональная актриса, любившая сцену и мирскую жизнь, стала делать небольшие шажочки к Богу. Это случилось после ряда жизненных ошибок, когда душа нестерпимо болела. Исповедовалась. Венчалась с супругом. Невероятно, у них родилось четверо детей! Перед рождением четвертого Ольга причастилась Святых Христовых Таин, а в роддоме, сколько могла, молилась Божией Матери. Врачи заранее пугали ее, что ребенок родится с синдромом Дауна. Она полгода не выходила из храма – ребенок родился здоровым. Но в самый момент родов, едва вымоленный сын появился на белый свет, с Ольгой произошло непредвиденное. Лопнули сосуды возле матки, началось внутреннее кровотечение. Ольга умерла. Точнее, произошло то, что сейчас называют «клинической смертью».

То, что она пережила, отразилось на всей последующей жизни. Она рассталась с профессией актрисы, посвятив себя всецело Церкви. По благословению епископа стала художественным руководителем в епархиальном духовном центре. О своем опыте нигде не кричит, но, собственно, ничего и не скрывает.

Что же она увидела «там»?

Когда она оказалась вне тела, то всё было подобно опыту многих прошедших таинство смерти и возвращенных обратно, мы не будем это пересказывать. Но Ольге дано было соприкоснуться и с Неизреченным. Передать это словами невозможно. Господь есть такая Любовь и такой Свет, что всё земное оказалось лишь блеклой тенью. Там оказалось настолько хорошо, всё дышало такой неизреченной Любовью, что это просто не с чем сравнить. Все прежние заботы, тревоги, желания уподобились детским игрушкам, которые мы забываем, взрослея. Подлинной, настоящей жизнью предстала лишь жизнь в общении с Господом. И Ольге захотелось остаться там навсегда. Она чувствовала, что с ее детьми и мужем на земле всё будет хорошо: они не оставлены, о них будет забота свыше. Но когда ей показали всю ее прежнюю жизнь, то она ужаснулась, и в этот момент ее вернули в тело.

Мы не можем передать тайну Рая человеческим языком. Но если попытаться всё-таки это сделать, то тайна Рая есть тайна Неизреченной Любви, с которой не сравнится ни одно наше удовольствие. Жизнь Рая наполнена Жизнью. Счастье Рая наполнено Счастьем. В безмерной, превосходной степени!

Человек испытывает подлинность в редкие минуты своей жизни. Так, сильная скорбь снимает маску с души. Обнаженное сердце, совлекшись хлама прежних пустых стремлений, предстоит пред Богом в своей непосредственности. Боль (скорбь) отсекает от души всё лишнее. Но и прикосновение к душе благодати Божией, то, что несет подлинную радость, пробуждает и воскрешает душу. И вот, оказывается, что без Отца мы – сироты, без Любви – потухшие угольки, без Жизни – мёртвые, погребающие сами себя в своих мёртвых делах. А когда Он открывает Себя, то это вечный, неиссякаемый источник Жизни, Любви, возвращение чада к Отцу.

Если бы мы имели в тайниках нашего сердца живое единение с Господом, если бы мы сподобились хотя бы малых отблесков тех созерцаний, какие имели святые, то мы наглядно бы ощутили, как безмерно превосходят блага Божии все земные утехи. Небесное отличается от земного, как живое от неживого, разумное от неразумного, здоровое от больного. И весь поток грешной жизни по сравнению с вечным блаженством святых подобен следам на слякоти пред живописной картиной райского сада.

Созерцание, познание, служение

Бог наш не есть Бог мертвых. Он – Бог живых. В Раю – только живые, то есть причастные Жизни. Жизнь – не бездействие, но как безграничен и бесконечен Бог, так и приобщение Жизни, познание Бога – это бесконечная перспектива для совершенствования человека.
Райское делание непонятно чадам земли. Там никто не стучит молотком, не стругает рубанком, также как никто не сидит перед монитором компьютера или пультом электронных систем. Там не занимаются IT-технологиями, не конструируют, не чинят, не штопают. И в то же время там не бездельничают. Напрасно думать, что небожители почивают в отрешенном блаженстве на облаках.

Поскольку Рай есть Царство Божие, то и делание небожителей всецело соответствует этому. Там – таинственное для нас созерцание, познание, служение Господу Богу.

Три силы души – ум, чувство, воля – не иссякнут, напротив, в совершенстве проявят себя в Раю. Ум – в познании, чувство – в любви, воля – в служении. Любящий прославляет любимого уже самой любовью своей, и готов ради любви же с радостью послужить любимому.
На земле всё очень грубо и сложно. Само слово «служение» воспринимается как что-то формально-рутинное, выполняемое бездумно по чьей-то указке сверху. Служение как свободно-радостная самоотдача, посвящение себя Тому, Кого любишь и Кто любит тебя, – к этому на земле прикасаются очень немногие. Стать причастным служению Неба, в котором – Божия Матерь, святые ангелы, святитель Николай, Матронушка и бесчисленный сонм прекрасных людей (а не подлецов и подонков), – разве же это бездумно, формально и скучно? Служение Тому, Кто Сам послужил тебе и «отдал душу Свою для искупления многих» (Мф. 20, 28), – вот оно, счастье Рая!
Радость служения Богу, как и радость обретения Бога, трудно объяснить другим. Это тот уникальный опыт, который либо есть, либо нет. Но, по большому счету, всё, что дано на земле, в своих сокровенных глубинах подводит к познанию Бога. Только мало кто этих глубин достигает.

Вот, ученый исследует тайны Вселенной. Но эти тайны вложил во Вселенную ее Создатель – Бог. Вот, музыкант осваивает гармонию звуков, художник – гармонию красок, поэт – гармонию слов. Но всякая гармония – в звуках и красках, в поэтике и архитектуре, в смыслах и формах, даже в благовониях и в сладости вкусов, в общем – во всем, где улавливается гармония, – есть интуитивный поиск первоначальной Райской гармонии. О ней тоскует душа всякого человека. А талант музыканта, художника, поэта, архитектора и всякий прочий – Божий дар, как бы отражение отблесков Неба на нашей грешной земле.

И врач, и полицейский, и строитель, и нянечка детского сада, если вникнут в суть своего служения, непременно придут к познанию Бога – подлинного Целителя, Защитника, Созидателя, Воспитателя. Всякий труд и познание на земле, если правильно приняты, ведут к познанию Бога.

В Раю откроется то, о чем каждый тоскует, чего каждый ищет, без чего унывают, жаждут и задыхаются. Три сокровенные ценности влекут всякого человека – жизнь, счастье и красота. Человек хочет жить, ищет счастья и неудержимо тянется к красоте. Но всё это – тоже интуитивный поиск Бога. Как говорят святые отцы, Бог есть абсолютное Бытие (Жизнь), высшее Благо (Счастье) и подлинная Красота. В Раю откроется и полнота жизни, и несказанное счастье, и ни с чем не сравнимая красота.

На земле сама молитва, богослужение, духовное познание сопряжены с немалыми усилиями. Мы молимся, но так, словно пропасть отделяет нас от мира Небесного. Мы пытаемся познать Бога, но зачастую так, как будто речь идет о чем-то внешнем для нас. Вялость и косность, быстрое угасание, оскудение чувств – вот что такое земная молитва. Пелена душевно-телесных немощей заслоняет от нас созерцание Господа. Для обретения цельности и чистоты необходим тяжкий внутренний труд, о чем сказано:

«Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его» (Мф. 11, 12).

Рай же – не место деструкции, греховного распада души. Там – Царство цельности и чистоты. В Раю – чистое, откровенное, непосредственное общение с Господом. Это как просиявший свет взошедшего Солнца, который развеял мглу и отразился на лице твоем радостью.

«Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же лицем к лицу; теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан» (1 Кор. 13, 12).

Помнят ли нас небожители?

Ныне в Раю небожители проявляют особую заботу и усердное попечение. О чем? Не о чем, а о ком – о нас!

Вот как говорит об этом преподобный Силуан Афонский:
«Святые угодники достигли Небесного Царства и там зрят славу Господа нашего Иисуса Христа; но Духом Святым они видят и страдания людей на земле. Господь дал им столь великую благодать, что они любовию обнимают весь мир. Они видят и знают, как изнемогаем мы от скорбей, как иссохли внутренности наши, как уныние сковало души наши, и не преставая ходатайствуют за нас пред Богом».
Как же прекрасно сказано: небожители любовью своею обнимают весь мир! И в этом смысле они тоже возделывают Рай и хранят (Быт. 2, 15) – заботятся о воспитании новых небожителей. Стараются остатки на земле Райских лучей – добродетелей – взрастить и сохранить среди людей на земле.

Знакомые сотрудники Следственного комитета поделились такой историей. Они знали весьма престарелого человека, который в свое время, еще будучи молодым и рьяным сотрудником КГБ (или НКВД, как там назывались эти структуры), был причастен к арестам и даже расстрелам верующих в Бога людей. Хладнокровию его и выдержке можно было только позавидовать. Но когда он сам умирал, то, промучившись сколько-то в тяжкой болезни, неожиданно попросил окружающих: «Позовите священника». – «Ты же коммунист. Что случилось?» – в недоумении спрашивали находившиеся рядом люди. Он рассказал, что увидел замученных им людей на Небе, как там они молятся о его спасении.

Это видение открыло ему две уникальных истины. Во-первых, исповедники веры в Бога обрели то, чего он даже близко не мог сподобиться. Его жизнь прошла, словно ад или какая-то бездна мучения, а они поистине счастливы недоступным ему, несказанным Счастьем. Во-вторых, их сострадающая к нему любовь, их молитва о гонителе, чтобы и он спасся и попал на Небо, просто потрясали его. Такой бескорыстно-жертвенной любви он не мог и представить, а сами обладатели этой любви несказанно счастливы, как будто имеют превосходящее всё в мире сокровище. Вот это-то и перевернуло всё его миропонимание. Священника пригласили, бывший коммунист успел исповедоваться и причаститься Святых Христовых Таин.

И сейчас небожители заняты весьма важным, значимым деланием. Они помогают тем, которые еще не попали на Небо. Сила их помощи зависит от силы их дерзновения перед Богом. Одно дело – принятый в Рай покаявшийся во грехах человек, другое дело – святой, всю земную жизнь проживший в глубокой верности Богу. О таковых преподобный Силуан Афонский писал:

«Святые живут в ином мире, и там Духом Святым видят славу Божию и красоту лица Господня. Но в том же Духе Святом они видят нашу жизнь и наши дела. Они знают наши скорби и слышат наши горячие молитвы. Живя на земле, они научились любви Божией от Духа Святого; а кто имеет любовь на земле, тот с нею переходит в вечную жизнь в Царстве Небесном, где любовь возрастает и будет совершенною. И если здесь любовь не может забыть брата, то тем более святые не забывают нас и молятся за нас».

Святые не скрываются от нас на Небесах, хотя нам зачастую так кажется. Неужели мы думаем, что святитель Лука (Войно-Ясенецкий) ныне менее занят нуждами людей, нежели при земной жизни своей? Неужели, когда был он хирургом, то помогал больше, чем теперь, когда он – небесный целитель, видящий нас из Райских обителей?

А святитель Николай Чудотворец? Живя на земле, он не услышал бы столько тысяч людей, в одно время обращающихся к нему за помощью (как сейчас, допустим, на богослужении в день его памяти). В Райских обителях – слышит. Он с легкостью поможет и в России, и в Америке, и в Африке, и в Арктике. Лишь бы молитва шла от сердца, и для такой молитвы границ тоже нет.

Если вокруг тебя соберутся сто человек, которые будут просить: «Помоги! Помоги!», то ты их просто не услышишь и вряд ли поможешь. В Небесных, Райских обителях таких границ и пределов нет. Потому что там есть причастие Богу, а в Боге преодолеваются границы пространства и времени.

Сколько людей в разных храмах, в разных местах молятся и вместе просят святителя Николая Угодника, великомученика Пантелеимона, преподобных Сергия Радонежского, Серафима Саровского, блаженных Ксению и Матрону и прочих святых, в день памяти которых собираются на богослужение. А к Божией Матери взывают почти непрестанно: «Спаси! Помоги!» – И они слышат нас. И даже если в одну минуту попросит тысяча человек из самых разных мест – святые на Небесах услышат каждого.

Если бы нам открылась вся забота и попечение о нас небожителей, то мы ужаснулись бы – как жертвенно нас любят там, и как гадко мы ведем себя здесь. Небо, чья сущность – Любовь, печется о земле, чтобы и земля стала причастна Небу. Но сама сокровенная жизнь Неба куда намного богаче, шире, значительней, радостней, чем мы даже себе можем представить.

Предвосхищение будущего

Про Рай можно говорить бесконечно, так же как бесконечен сам Рай. Но постичь Рай возможно лишь тем, которые станут причастниками Рая. Младенцу, чтобы понять взрослого, предстоит повзрослеть. А лягушки, привыкшие сидеть в своей жиже, даже не предполагают, какие красоты и радости есть вне их болота. Мы не раскроем и малой доли того, что ожидает спасенных.

Ныне в Раю лишь предвосхищение блаженства. В каком-то смысле может показаться, что мы противоречим ранее сказанному. Мы говорили, что там – покой, счастье (точнее, блаженство), что там вечность, как бы постоянное настоящее. На самом деле, Рай знает прошлое, настоящее и будущее. Рай знает свое первое насаждение, чистых людей и их поразительную наивность – доверие изворотливому змею и недоверие любящему нас Отцу. Рай знает свое отчаянное опустение – уход блудных детей за рожками свиного корыта и утрату всего. Таково прошлое. Рай знает настоящее – Небесный Отец возвращает чад, отверзая уготованные им от вечности обители. Какой ценой? Ценой жертвы Своего Сына! У Рая есть будущее. Грядет всеобщее Воскресение, души соединятся с телами и после Страшного Суда примут полное воздаяние, в Духе Святом обретут полноту блаженства.

Рай в настоящее время – в состоянии ожидания

И потому ныне в Раю покой лишь отчасти. Рай в настоящее время – в состоянии ожидания. Душа без тела не имеет полного блаженства. Равно как и Небо без земли не имеет полной гармонии. Небожители ожидают, когда восстановится мир в прежней райской гармонии, а души обретут единство с телами. В этом смысле духовная реальность кажется странной – без возвращения к Богу земных небесные не чувствуют полного спокойствия. Но странность исчезает, если мы знаем, что тайна Рая есть тайна Любви. И потому небожители духовно воюют за нас – чтобы и мы были там, где они.

Когда воскресшие глаза увидят обновленный мир, когда не только сердце, но и телесные очи наши узрят Воскресшего Господа, тогда откроется нечто новое, несравненно большее, лучшее, радостное, счастливое, и самое главное, бесконечное, как бесконечен Сам Бог – Податель всякого блага.

О будущей Райской жизни сказано, что спасенные будут царствовать. Да, именно так и сказано: «И будут царствовать во веки веков» (Откр. 22, 5). Разве же это плохо – царствовать? Разве же скучно и неинтересно – царствовать во веки веков? Царствование Христовых чад есть соучастие в Его Царстве. «Придите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира» (Мф. 25, 34). Царство Его есть Царство Любви. А Любовь всегда переживается как нечто новое. Поэтому ни скуки, ни праздности там точно не будет.

Таинственные задачи будущего – преодоление «пяти разделений»

Было бы большой дерзостью рассуждать о грядущем. Но святые, соприкоснувшиеся еще на земле с тайной Рая, приоткрывают нам кое-что о духовных задачах, решать которые предстоит в вечности
В мироздании наблюдается пять разделений, а человек предназначен к их преодолению (об этом говорит, в частности, преподобный Максим Исповедник). Мы лишь упомянем их, дабы показать, насколько обширны задачи будущего.
  • Первое разделение – Бог и сотворенный Им мир. Между      нетварным и тварным – пропасть необъятной величины. Ни люди, ни ангелы не      могут и близко представить Божие бытие, которое над временем и      пространством, которое выше всех категорий тварного мира.
  • Второе разделение – мир чувственный и      умопостигаемый. То есть мир вещества, в котором живем мы, и мир      ангелов, духовных сущностей, к коим по природе относится и душа человека.
  • Третье разделение – земля и небо (в физическом      смысле). Они пространственно отделены друг от друга. Тяжелые      предметы и большинство животных льнут к земле, другие воспаряют вверх      (птицы, огонь, воздух).
  • Четвертое разделение – Рай и остальная земля. Это      изначально две разные сферы. Рай представлял собой исключительные блага      для человека, а остальная земля еще нуждалась в духовно-творческом      преображении.
  • Пятое разделение – мужчина и женщина. Таково      разделение внутри бытия самого человека, необходимое для рождения по плоти      новых чад.

Еще в первозданном Раю людям предстояло преодолеть эти разделения. Грех усложнил духовные задачи человека. Но решение их не отменяется. В полноте преодоление пяти разделений явил в Себе лишь Господь Иисус Христос. А христианам это дается как перспектива бесконечного духовного развития.

Преодоление совершается в обратном порядке. От самого низкого и близкого к нам – до бесконечно высокого и всё превосходящего.
Суть изначального преодоления (первая снизу ступень) – от самцов и самок к ангелоподобной жизни. Это преодоление плотской сексуальности, разросшейся, словно раковая опухоль, на теле человека после первородного греха. Человек смотрит на противоположный пол лишь как на предмет своей похоти (еще хуже, конечно, плотское влечение к собственному полу и всяческие извращения). В Райской вечности нет места ни плотской страсти, ни тем более извращению. «И мир проходит, и похоть его, а исполняющий волю Божию пребывает вовек» (1 Ин. 2, 17). В Райской вечности человек призван, по подобию ангелов, возвыситься над половыми влечениями.

Вторая ступень достигается посредством святости – освящения благодатью Божией человека, верного Богу. Земля преображается в Рай, дикие животные слушаются, а безводные места оживают там, где человек живет с Богом и в Боге. Задачей же ставится всю землю соделать Божиим Царством.

Третья ступень – благодатное одухотворение человека, когда самое тело его возвышается над законами физики. Так, святые во время молитвы поднимались в воздух, ходили по водам, молниеносно появлялись там, где это требовалось – еще даже при жизни своей на земле. В грядущем Воскресении тела спасенных людей одухотворятся, по подобию тела Христа Воскресшего.

Четвертая ступень – приобщение человека миру ангелов, духовное созерцание и познание посредством чистого ока души. Как некое знамение будущего, людям изредка дается услышать ангельское пение или ощутимо принять помощь ангелов. В будущем же откроется бесконечное познание мира ангелов.

Пятая, бесконечная ступень – благодатное единение с Господом, участие по дару в тех Божиих благах, которые от вечности принадлежат только Богу. Эта тайна выражается простым словом – обожение. Постижению ее уделяется бесконечная вечность.

Возделывай и храни сейчас

Земная жизнь – лишь заглавие книги, а содержание – грядущая вечность. Титульный лист не раскрывает всего содержания книги. Но заголовок подсказывает, чему книга посвящена. Жизнь на земле кратка, как заглавие книги. Подлинное ее содержание – впереди. Но как ты провел жизнь здесь, так и обозначил титул будущей жизни. Посвятил ее содержание либо Райскому Царству, либо смертной мгле. Там – либо радость с Богом, либо тоска вне общения с Ним.

Когда-то человеку велено было возделывать Рай и хранить его. Адам жил в Раю, но и Рай жил в Адаме. То есть Рай был не только вне Адама как прекрасный сад, а и внутри него – как чудная гармония души человеческой с Духом Божиим. Потому возделывать и хранить требовалось не только вовне, но и внутри самого себя.

И потому еще здесь, на земле, важно научиться возделывать и хранить.

Если у тебя есть семья, возделывай любовь, храни чистые, нежные чувства – и в семье твоей воцарится Рай. Если у тебя есть работа, выполняй ее как порученную Самим Богом, – и работа станет дорогой в Рай. Если ты ходишь в храм и становишься на молитву, то пойми: мертвая, машинально повторяемая молитва душу не оживит. Молись так, как будто Сам Господь присутствует рядом с тобой, – да так оно и есть на самом деле. Возделывай и храни всё, что Богом тебе поручено.

Если же здесь ты разрушитель, то кто же ты там?
Если здесь ничего не хранишь, то что тебе вверят там?
Если здесь ты бездельник, то, действительно, чем там займешься?

Священник Валерий Духанин
Православие.ру

13.12.20
210 просмотров

0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!

Читайте также: