Протоиерей Алексий Тупиков: «Наш собор – это памятник героизму русских воинов, проявленному в годы Крымской войны»

10.07.15
1029 просмотров

tupikovВ преддверии празднования 1000-летия преставления святого равноапостольного великого князя Владимира учащаяся воскресной школы Свято-Владимирского собора в Херсонесе, Черкашина Снежана, встретилась с настоятелем Князь-Владимирского собора-усыпальницы адмиралов, протоиереем Алексием Тупиковым, чтобы поговорить с ним о соборе, о его истории, святынях, богослужениях.

 –  Отец Алексий, известно, что этот собор закладывался как памятник Крещения святого равноапостольного князя Владимира, но в ходе строительства превратился в памятник Героям Крымской войны. Как Вы считаете, в сознании людей собор воспринимается как памятник Крещению или же Героям Крымской войны? 

– Ну, конечно, в первую очередь он воспринимается как памятник героям Крымской войны, хотя он и не перестает оставаться памятником Крещения князя Владимира. Первоначальный замысел построения этого собора заключался в том, чтобы увековечить именно крещение св. князя Владимира. В 1851 году, на месте будущего храма, был погребен выдающийся полководец Михаил Петрович Лазарев, но ключевой поворот, так сказать, в истории нашего храма, когда несколько изменилось восприятие его, является 5 октября 1854 года – это первая бомбардировка Севастополя во время Крымской войны. В этот день на Малаховом кургане был смертельно ранен начальник штаба Черноморского флота – Владимир Алексеевич Корнилов, который, по воле императора Николая I, был погребен в одном склепе вместе с адмиралом Лазаревым. Николай I, узнав о гибели Корнилова, написал князю Меньшикову, главнокомандующему российскими войсками в Крыму: «Положи его рядом с незабвенным Лазаревым».

Так появилось здесь второе захоронение. Именно с этого момента начинается, по-видимому, история нашего храма как памятника Крымской войне, потому, что если бы не было этого второго захоронения, то был бы памятник крещению князя Владимира. Это был бы храм, в котором погребен просто выдающийся человек, получивший, в знак неоценимых заслуг перед Отечеством, перед городом, перед военным флотом, такой чести – быть погребенным под сводами храма. Когда здесь появилось захоронение Владимира Корнилова, немного сменились акценты: здесь уже был погребен человек, отдавший свою жизнь за Родину, проливший свою кровь за Отчизну.

И поэтому, когда 7 марта 1855 года был убит бессменный часовой Малахова кургана, адмирал Владимир Иванович Истомин, тогда в надгробном слове Павел Степанович Нахимов сказал, что эти захоронения, захоронения трех адмиралов (в тот момент их только трое здесь было погребено) будут местом постоянного поклонения моряков Черноморского флота. «Я берег это место для себя, – сказал Павел Степанович Нахимов, – поскольку в склепе уже больше свободного места не оставалось, – но решил уступить его своему товарищу, а для себя почел бы за честь лечь в ногах учителя, учителя и боевых друзей». Когда, после смертельного ранения, сам Нахимов скончался, его пожелание было исполнено: он погребен действительно в ногах учителя и боевых друзей.

Таким образом, вот с этого времени храм становится, в большей степени, конечно, памятником героизму русских воинов, проявленный в годы Крымской войны. Уже впоследствии, через два десятка лет, после окончания войны, когда продолжилось строительство храма, великий князь Константин Николаевич, генерал-адмирал, командующий ЧФ России, курировал строительство собора. Он наблюдал за ним, настоял на том, чтобы в нижнем храме была предусмотрена возможность дополнительных захоронений: было заготовлено 18 пустых склепов, из которых девять к 1920 году были заполнены. В 1920 году здесь состоялось последнее захоронение:  примерно за месяц до исхода армии Врангеля из Крыма здесь был погребен Михаил Саблин.

–  С какого года Вы – настоятель Князь-Владимирского собора- усыпальницы адмиралов и как за эти годы менялся собор?  

– Я служу здесь с 1991 года. Когда мы сюда пришли, храм был в ужасном состоянии: на полу – обвалившаяся штукатурка, на западной стене отсутствовала мраморная облицовка, отсутствовал мраморный иконостас, не было букв на стенах, в очень плохом состоянии была живопись. У нас два фрагмента от нее сохранились, на сводах. Не было ограды, территория была захламлена, здесь везде было очень много грязи. И вот, потихонечку, прихожане наши, теплом своих сердец, теплом своей молитвы, своими руками все это отмывали, очищали, наполняли все это жизнью.

С очень большим трудом собор приходил в должное состояние. В 2011 году Министерство Обороны РФ обратило внимание на плачевное состояние храма. Министерство оказало необходимую помощь – и материальную, и рабочими руками. В частности, восстановлением живописи здесь занималась студия военных художников им. Грекова. В результате храм засиял в своей первозданной красоте. Все, что мы здесь видим, – это все подлинная живопись XIX века. Она приведена в должное состояние, расчищена, в некоторых местах укреплена, там, где были утраты, эти утраты восполнены, написаны заново. Восстановлены имена георгиевских кавалеров, офицеров, которые получили орден святого Георгия в Крымской войне. Их имена увековечены на северных и южных стенах нашего храма. В первозданном виде восстановлен мраморный иконостас, благоустроена территория.

– Сохраняете ли Вы традицию богослужения в дни воинской славы?  

Конечно, сохраняем! С первого же года, когда мы начали здесь богослужения, в 1992-м году, сюда пришли выпускники Нахимовского училища, молодые лейтенанты – освятить кортики. Потом некоторое время кортиков курсантам не выдавали, поэтому эта традиция немножко затихла. Но сейчас, в наше время, она вновь возрождена. Обязательно совершаются богослужения в дни кончины погребенных в храме адмиралов. В день Черноморского флота обязательно совершается здесь благодарственный молебен. Богослужением отмечаются такие дни, как Синопское сражение. В день памяти Синопского сражения совершается панихида по погибшим воинам. Молитвенно отмечаем мы день вывода войск из Афганистана, день сражения крейсера «Варяг» с японскими миноносцами.

–  Князь-Владимирский собор – воинский храм. Помогают ли матросы в богослужениях, оказывают ли помощь храму?

 Матросы тоже, бывает, помогают, однако имеет место целенаправленная, централизованная помощь со стороны Командования ЧФ. Несколько раз у нас были такие периоды, когда матросы, находившиеся в Севастополе, проходившие срочную службу, с разрешения командования, на протяжении долгого времени, пока они здесь служили, по воскресениям приходили и помогали батюшке во время богослужения, в качестве пономарей.

–  Раньше была традиция в престольный праздник венчать матросов. Сохранилась ли данная традиция в настоящее время, если не сохранилась, почему? 

– В престольный праздник матросов мы сейчас, конечно, не венчаем. Вообще, матросы, находясь на срочной службе, обычно не женятся (смеется), а вот молодые офицеры, лейтенанты здесь венчались неоднократно, но это важное событие никогда не приурочивалось к престольному празднику.

 – Много ли в вашей общине ветеранов войны, какая оказывается им помощь?

– Ветеранов у нас было достаточно много. Однако многим из них уже по 90 лет. Много ветеранов, которые ходили в собор на службы, уже ушли из жизни. Есть среди наших прихожан сейчас несколько участников войны. Например, есть у нас Доня Клавдия Алексеевна (Клара Алексеевна, в крещении – Клавдия). Однако она сейчас уже немощная, на службы ходит редко-редко, когда соседи помогут приехать ей сюда. А так, конечно, ее навещают наши прихожане, поздравляют с днем ангела, и гостинцы всякие ей приносят. Иногда священник к ней домой едет, исповедует, причащает ее. Вот так мы наших ветеранов поддерживаем.

– На Братском кладбище Свято-Никольского храма до сих пор продолжается традиция захоронения воинов. В плаинируете продолжать традицию захоронения в соборе?

Ну, во-первых, это не от нас зависит. Кладбище и собор – это разные вещи. Это первое. А второе – все-таки, этот храм, связанный исключительно с Восточной войной, с Крымской войной. Я не думаю, что здесь когда-нибудь еще кого-нибудь похоронят.

–  Расскажите, пожалуйста, какие святыни находятся в храме?

У нас есть мощи нашего святого настоятеля – священноисповедника Романа Медведя, который служил в нашем храме с 1907 года по 1918 год. У нас есть икона с частицей мощей блаженного праведного Павла Таганрогского. Это выдающийся, удивительный святой, простолюдин, обыкновенный портовый грузчик. Тем не менее, своей праведной жизнью он стяжал благодать Божию, приняв от Христа венец святости. В прошлом году нам подарили копию Годеновского креста, – он находится  в Ярославской области. Крест чудесным образом был явлен на Лесохотском болоте. У нас есть месточтимая икона Божией Матери «Неупиваемая чаша» и, такая же намоленная, икона Божией Матери «Державная», перед которой мы уже два десятка лет один раз в неделю читаем акафисты. В соборе также есть икона с частицей мощей святого благоверного воина Феодора Ушакова, адмирала флота Российского.  

– И, напоследок, Ваше напутственное слово учащимся воскресных школ Севастопольского благочиния. 

– Хочу пожелать учащимся воскресных школ благочиния, прежде всего, самое главное: мирного неба над головой. Конечно, желаю здоровья, успехов в учебе, не только в воскресных школах, но и в школах общеобразовательных, чтобы они своими успехами радовали бы и своих родителей, и своих пастырей.  

– Ваше Высокопреподобие, отец Алексий, спасибо Вам большое, что уделили нам внимание.

10.07.15
1029 просмотров

0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!

Читайте также: