Беседа с протоиереем Сергием Халюта в год 5-летия его служения севастопольским благочинным

24.01.15
1226 просмотров

OLYMPUS DIGITAL CAMERAВ апреле 2013 года исполнилось 5 лет с момента назначения протоиерея Сергия Халюта севастопольским благочинным. 


В августе 2013 года отец благочинный отметил свое 45-летие. Сотрудник пресс-службы Севастопольского благочиния Артемий Слезкин попросил рассказать о. Сергия о своей жизни, о пройденном им пути в качестве благочинного, о духовном и нравственном состоянии общества, о задачах Церкви и пастырей на поприще духовного делания. Запись 2013 года.



– Отец Сергий, в начале расскажите немного о себе, о Ваших родителях, образовании, о пути в священство, служении по окончании духовной семинарии. 

– Я родился в семье священника и, по сути, был воцерковлен с момента совершения надо мною Таинства святого Крещения. Первые физические шаги, которые я сделал в своей жизни, такие же физические шаги я сделал и в храме. Фактически я начал посещать церковь с момента моего рождения. С молоком верующей матери я впитывал всю ту благодать, что есть в Церкви. Поэтому мой путь в священство был и, с одной стороны, простым, а с другой – тернистым. Непростым был этот путь потому, что я жил в советское время, время, когда со стороны государства было гонение на православную веру. Я видел эти гонения в отношении моего отца, протоиерея Михаила, видел те ущемления, которые творились в отношении верующих людей. Верующий человек не мог занимать никакой руководящей должности. Если он ходил в храм, то фактически он становился исповедником. В глазах общества он был изгоем.

Вот в эти годы я и воспитывался в семье священника. Ходил в обычную школу, в которой я тоже имел притеснения. Однако я с благодарностью вспоминаю те времена, потому что мы были ближе к Богу. В те годы, годы гонений, любой православный человек был ближе к Богу, он был оголен перед Богом. Сейчас, конечно, другое время. Заканчивал я школу №4 в городе Симферополе. Конечно, были разные мысли. В духовную семинарию тогда принимали только после службы в рядах Советской армии. Был такой закон. То есть поступить в семинарию я мог не раньше 20-летнего возраста. Школу я закончил в 16 лет, поэтому мне нужно было избрать какой-то путь, куда мне поступать. Изначально я хотел поступать в Симферопольский государственный университет, на исторический факультет. Однако для поступления необходима была комсомольская характеристика, а я комсомольцем никогда не был.

Так что даже на этапе приема документов я не мог поступить, куда хотел. Кроме истории, мне была интересна медицина. Я видел в медицине свое служение людям, к которому так стремился. Однако и в медицинский институт я не мог поступить из-за отсутствия все той же комсомольской характеристики. И тогда я принял решение поступать в медицинское училище. Скажу, что те навыки и те знания, которые я получил в медицинском училище, став фельдшером, пригодились мне и в жизни. Собственно, эти навыки полезны и в священническом служении. Священник должен быть развит разносторонне, он должен многое знать. И навыки медицинские, по крайне мере, жизни священнической, помогают. Так я поступил в медучилище.

Там комсомольская характеристика была не так важна, так как уровень образования все-таки был ниже, чем в высшем учебном заведении. Меня приняли, я сдал вступительные экзамены, честно отучился там 2,5 года, получил специальность фельдшера. Работал медбратом в симферопольском онкологическом центре. Затем я работал на «Скорой помощи». Видел страдания людские. Онкологические больные, страдая, как никто другой обнажены перед Богом. Это люди, которые приблизились к Богу. Уже в те молодые годы я видел отношения человека с Богом. Когда человек стоит на грани этой жизни и приходит к Богу.

Видел я и чудеса, когда человек был безнадежно болен, медицина ничем ему помочь не может, однако, придя у последней черты к Богу, он получал от Бога исцеление и время на покаяние и спасение. Работая на «Скорой помощи», я видел опять же страдания людей. И смерти людские, и слезы людские, и болезни, и разочарования. Работа фельдшера на «Скорой помощи» – это очень непростая работа. Я бы назвал эту работу служением, потому что работать там невозможно, там можно служить людям. До службы в рядах советской армии я полгода проработал фельдшером на «Скорой помощи».

Затем, как и многих моих сверстников, меня призвали на службу в вооруженные силы Советского Союза. 2 года я прослужил в военно-воздушных войсках фельдшером, опять таки, принося пользу людям, делясь теми знаниями, которые я получил в медучилище, со своими ближними, леча солдат, помогая военнослужащим в их нелегкой службе. После демобилизации я поступил в Одесскую духовную семинарию. Собственно говоря, с этого начинается мой более уверенный путь к священству. В семинарию я поступил на второй курс, сдав экзамены за первый курс. Затем, через полгода, я был переведен на третий курс.

 В начале 90-х годов начали открываться храмы, давление на Церковь Христову было уже не такое, как в советское время. Была острая нехватка священников. По окончании семинарии митрополитом Леонтием я был рукоположен в сан священства и меня призвали на служение сюда, в Крым, в г. Бахчисарай. В Бахчисарае был единственный на территории Крыма храм, храм святителя Николая, архитектура которого была не типовая. Это был молитвенный дом.

 Для меня это была определенная сложность, испытание, но и определенная школа, школа жизни. Именно в этом храме началось мое служение. Там появились первые прихожане, некоторые из которых живы и сегодня, о которых я с теплом помню, о которых молюсь и которые молятся обо мне. В Бахчисарае я прослужил 18 лет. Впоследствии на базе Бахчисарайского района образовано Бахчисарайское благочиние, было открыто более 15 храмов. Были открыты монастыри: Успенский монастырь, монастырь великомученика Феодора в Малосадовом, монастырь святого евангелиста Луки в селе Лаки, скит Анастасии Узорешительницы Успенского монастыря в Качи-Кальоне, монастырь Благовещения Пресвятой Богородицы на Шулдане и скит монастыря в селе Красный Мак, монастырь святителя Николая в Холмовке (Эски-Кермен). Церковная жизнь в 90-е годы активно развивалась.

Волей Божией я стал участником этой жизни. Принимал участие в открытии монастырей и храмов. В самом городе Бахчисарае было принято решение о строительстве соборного храма и сегодня этот храм радует бахчисарайцев и жителей бахчисарайского района. Это храм в честь Феодоровской иконы Божией Матери. Я начал служить Богу в священническом сане в 22 года от рождения. В 24 года я стал уже благочинным бахчисарайского церковного округа. Сложно сказать, по силам ли было мне, молодому человеку, это послушание. Но через Господь возложил на меня это послушание и, слава Богу, это послушание было выполнено.

Сегодня бахчисарайское благочиние – одно из лучших в Крыму. После меня туда был назначен благочинным протоиерей Петр Чайковский, который успешно продолжает дело развития благочиния, за что я очень благодарен ему. Приятно видеть, когда продолжают твое дело. В 2008 году Митрополит Симферопольский и Крымский Лазарь дал мне послушание возглавить Севастопольское благочиние. И вот уже 5 лет я служу здесь и благочинным, и настоятелем Свято-Владимирского кафедрального собора в Херсонесе.  

– Отец Сергий, после Вашего назначения в Севастопольское благочиние, когда Вы приняли дела, ознакомились с ситуацией в городе, какие первоочередные проблемы в благочинии Вы увидели и какие пути их решения наметили? 

– Самыми актуальными проблемами были и остаются возвращение церковной собственности нашей Церкви. Это возвращение тех культовых сооружений, которые находятся на территории Севастополя в собственность Православной Церкви. Это первый момент. Второй момент – это строительство православных храмов на территории Севастополя. Севастополь географически расположен на очень большой территории. Севастополь прорезают бухты, и, конечно же, верующим с Северной стороны сложно добираться сюда, на Южную сторону, чтобы посетить храм. Встал вопрос о строительстве храмов и на Северной стороне, и в новых районах на Южной стороне.

Нас к этому побуждает жизнь. Верующие люди, которые живут в Севастополе, обращаются к нам, чтобы мы строили храмы. Почему? Потому что в наши храмы очень часто ходят люди пожилые, которым тяжело добираться в центр города – в Покровский собор, Свято-Владимирский собор-усыпальницу адмиралов или в Свято-Владимирский собор в Херсонесе. Идя навстречу нашим людям мы созидаем храмы. Хочу сказать, что сейчас, когда служишь Божественную литургию, другие уставные богослужения, и видишь народ, бросается в глаза, что в храмах стало больше молодых людей, чем пожилых. Много родителей с детьми. Конечно, это радует. Это первая проблема была. Вторая проблема, которая сопутствует первой, это миссионерское делание.

Слово Божие, которое пастырь должен нести людям, это самая прямейшая его обязанность. Конечно же, ту миссионерскую работу, которую ведут сейчас священнослужители Севастопольского благочиния, она стала более перспективной, более успешной. Думаю, что результат этой работы выражается как раз в том, что в наших храмах все больше и больше молодежи. Больше мужчин. Если вы обращали внимание, во Владимирском соборе в Херсонесе в воскресный день подавляющее число прихожан – это мужчины. Самое главное, что людей в храма становится все больше и больше. Какие еще насущные вопросы?

Это создание наших газет, как одного из направления миссионерского делания. Это выпуск детской газеты «Светлячок», «взрослой» газеты «Херсонесский вестник». Это создание телестудии при Севастопольском благочинии. Это выпуск программы «Путь к храму», это новостные программы, которые транслирует телеканал «Союз». Это возобновление преподавания в школах «Основ православной культуры». Это миссионерство во всех институтах нашего общества: в больницах, воинских частях Черноморского флота России и Военно-морских сил Украины. На сегодняшний день при Черноморском флоте создан отдел по работе с верующими военнослужащими, в котором трудятся пять наших священнослужителей. В ноябре 2013 года будет введена должность помощника Военно-морскими силами по работе в верующими военнослужащими, которым станет наш православный священник. Как видите, работа ведется. Ведется, чтобы свет Христов воссиял везде, во всех местах нашего святого града.  

– Расскажите, пожалуйста, о начинаниях, каких-то долговременных проектах, которые Вы инициировали и которые получили развитие в городе. Что из задуманного Вами удалось успешно воплотить в жизнь? 

– Вы знаете, все, что задумано, успешно воплощено в жизнь. Что касается из запущенных уже программ и проектов, это, повторюсь, наша издательская деятельность. Газете «Светлячок» в сентябре этого года исполнилось 5 лет, пошел 6-й год ее работы. Эта газета востребована, интересна. Это газета, за которую нас благодарят, которую читают. Это дорогого стоит. Газета «Херсонесский вестник», более официальное издание, но, тем не менее, она тоже востребована.

 Это газета «Покровский благовест», которую сейчас выпускает Покровский собор. Опять-таки, наше телевидение, к которому мы долго стремились. Надо сказать о создании миссионерских уголков при каждом храме, благодаря которым тысячи людей имеют возможность узнавать о жизни Церкви, о духовной жизни, бесплатно разбирая миссионерскую литературу. Хочу подчеркнуть, что все эти проекты – и газеты, и телестудия, и миссионерские листовки финансируются Севастопольским благочинием, так что верующие и все, интересующиеся православной верой, могут получать информационный продукт бесплатно.

 – Отец Сергий, послушание благочинного Вы несете уже более 5 лет. Какие значимые события, встречи, поездки за эти годы Вам больше всего запомнились? 

– В первую очередь надо сказать о посещении Севастополя Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Кириллом, который состоялся 2 августа 2009 года. Это был не просто визит Святейшего Патриарха в наш город. Это было указание на место нашего общего крещения. Ведь Патриарх Кирилл совершал в Херсонесе Божественную литургию вместе со 100 архиереями Русской Православной Церкви. На Патриаршей Литургии молились епископы со всего мира. Здесь был епископ Берлинский Феофан, были епископы из Молдавии, Белоруссии, России, Украины.

Это богослужение подчеркивало, что начало Святой Руси, крещение святого равноапостольного князя Владимира состоялось здесь, в Херсонесе. Конечно, это очень важный визит был для города Севастополя, для верующих Крыма. Считаю, что за эти годы это было самое важное событие. Безусловно, за 5 лет было много других важных событий, и богослужений, и визитов. Во Владимирском соборе в Херсонесе молились президенты Украины и России, молился первосвятитель Финской Православной Церкви. В Херсонесе проводилось очень много конференций, фестивалей.

– По Вашим наблюдениям, как сегодня представители властных структур города – госадминистрации, горсовета, милиции, а также общественных организаций города, миряне, с которыми Вам случается общаться, воспринимают Православную Церковь, проповедь слова Божиего, духовенство, их активную позицию по многим современным вопросам жизни? 

– Те категории людей, которых вы перечислили, и администрация, и милиция – ведь все они прихожане храмов. Когда вы приходите в храм, у вас, неверное, не спрашивают, кем вы работаете, какой вы национальности и какой партии вы принадлежите, какие ваши убеждения. Вы приходите к Богу. Двери храма всегда открыты для любого человека – и для праведника, и для грешника. Хочу сказать о работе с милицией. Эта работа привела к тому, что рядом с Управлением МВД в г. Севастополе, в сквере им В.И. Бузина, мы построили часовню в честь святого князя Александра Невского, где мы совершаем молебны. Есть священник, иерей Алексий Петренко, который духовно окормляет севастопольскую милицию, управление ГАИ Севастополя. Каждый священник города Севастополя закреплен за теми или иными социальными, общественными организациями.

Прекрасный у меня помощник протоиерей Стефан Сломчинский, который несет послушание в доме престарелых, где он открыл храм святого священномученика Климента Римского. Открыл в том месте, где крайне необходим священник. Ведь сколько там скорби, болезни, печали, воздыхания. Старость людская. И когда священник приходит в дом престарелых, когда он помогает пожилым людям, нашим ветеранам, когда он исповедует, причащает, когда помогает не только духовно, но и материально – продуктами, одеждой, – это, конечно, дорогого стоит. У нас священники закреплены за интернатами, за детскими домами.

Они занимаются нравственным воспитанием тех деток, которые нуждаются в пастырском попечении. Ведь эти дети лишены родителей, и священник, как добрый пастырь, во многом заменяет, не подменяет, а именно заменяет родителей. Он, как отец, приходит, и ребенок может перед ним, как перед отцом, открыть свое сердце. Священник воистину может ему помочь. Надо сказать и о священниках, которые трудятся в школах, преподавая основы православной культуры. Иерей Александр Примак, который в одной из средних общеобразовательных школ города с 1 по 11 класс преподает этот нужный предмет. Протоиерей Борис Кравец, который преподает в школах на Северной стороне. Протоиерей Сергий Федоров, который ведет активную миссионерскую деятельность. Нужно сказать о тех замечательных телепрограммах, которые он ведет, о его работе с детскими садами, со школами. Безусловно, это миссионерский подвиг. Что касается отношения власти...

Вы знаете, Церковь является тем духовным институтом, на котором, по сути дела, зиждется государство. И что бы не происходило с государством, врата адовы не могут одолеть Церковь. Какие бы отношения Церкви и власти не были, Церковь остается святой и непорочной. Мы с вами уже говорили о советском времени, когда государство боролось с Церковью. Однако Церковь устояла, а государства СССР уже нет. То государство, которое боролось с Церковью, исчезло с карты мира. А Церковь осталась. И многие государства, которые боролись с Церковью, исчезли с карты мира, но Церковь осталась. Нет Византии, но есть Вселенский Патриарх, есть Константинопольская Церковь, Константинопольский патриархат. И много других Поместных Церквей сейчас существует, хотя государств, в которых они образовались, уже не существует. И все потому, что, как я сказал, врата ада не одолеют Православную Церковь.  

– Вы сказали о многих сферах служения наших пастырей. А есть, по наблюдениям этих священников и Вашим наблюдениям, отклик на это служение со стороны паствы, тех, к кому идут священники. Нуждаются ли люди в Боге, в христианской проповеди? 

– Люди нуждаются в проповеди, нуждаются в слове Божием. Приведу пример. На ракетном крейсере «Москва» Черноморского флота мы открыли храм Покрова Пресвятой Богородицы, где регулярно совершаем богослужения. Кто приходит на крейсер? Приходят ребята, которые призваны на флот с разных весей Российской Федерации. Приходят ребята, которые в церкви никогда не были. Когда-то они были крещены в Православной Церкви, но дальше их движение в православной вере не пошло. Никто их не загоняет в церковь – они сами приходят в корабельный храм, исповедуются и причащаются.

Они хотят услышать слово Божие. Это один из примеров. Безусловно, люди хотят услышать слово Божие, потому что слово Божие – это слово, которое никогда не отнимется от человека, которое врачует человека, спасает его, лечит его душу. Да, когда человеку «очень хорошо» (в кавычках), когда он материально обеспечен, когда он живет развратной жизнью, он не думает о Боге. Он живет ради денег, ради каких-то земных благ, Бог ему не нужен. Но когда случается в его жизни какая-то беда, трагедия, он вдруг оборачивается к Богу, к Церкви. Вот чтобы такого не было с человеком, он должен быть с Богом. Человек и в радости и в скорби должен быть с Богом. Конечно же, если бы слово Божие не было потребно, а слово Божие – это наша жизнь, то этой жизни просто не было бы на земле.  

– Отец Сергий, как Вы оцениваете обстановку с духовным и нравственным состоянием населения Севастополя? Что может сделать сегодня Церковь для улучшения этого состояния?

 – Церковь денно и нощно трудится, чтобы духовное и нравственное состояние нашего общества было спасительным. Поймите, мы сегодня живем в мире, который начал подменивать понятия добра и зла. Когда среди молодежи целомудрие и девственность сейчас высмеивается. Высмеивает, заметьте, не молодежь, а взрослые люди, которые, наоборот, должны учить молодежь: «Береги честь смолоду». Только почему-то эту пословицу уже забыли. Честь уже не хотят беречь смолоду. Поэтому среди молодежи возникают такие проблемы, как венерические болезни, СПИД, бесплодие в результате аборотов.

Почему столько семей сейчас не могут иметь детей? В результате этого греха. И Церковь свидетельствует о тех истинах неприходящих, которые были и тысячу лет назад, и две тысячи, и которые будут актуальны и через тысячу лет. Поэтому Церковь сейчас борется с подменой добра и зла. Сейчас много говорят о содомии как о некой креативности жизни. То, за что Господь поразил Содом и Гоморру в ветхозаветные времена, сегодня говорится как о некой моде. И Церковь опять свидетельствует о том, что это не губительный грех. Церковь свидетельствует, что губительно не почитать родителей, что красть нельзя, убивать нельзя, аборты делать, то есть убивать своих детей. Почему столько проблем в нашем обществе? Почему народонаселение наших славянских стран уменьшается? Да потому что женщины наших стран убивают своих детей. В России, по официальной статистике, совершается 3 миллиона абортов в год, в Украине – 250 тысяч в год. Церковь свидетельствует о губительности греха. Не всем это сегодня нравится.  

– Можно ли говорить о том, что Церковь является своеобразным мерилом истинности? Воспринимают ли люди Церковь как институт, который один может сказать им правду, потому что кругом – ложь, обман и люди тонут в этом обмане?

– Вы знаете, еще пророк Давид сказал: «Всякий человек ложь» (Пс. 115, 2). Безусловно, Церковь свидетельствует о чистоте. Я уже говорил о том, что Церковь свята и непорочна. Об этом она и свидетельствует, свидетельствует об истине. И кто к этой истине приходит, тот перед Богом спасается. Кто живет вне этой истине, тот живет погибелью. Что такое зло? Зло – это работа в диавола. Что такое добро? Это работа в Бога. Вот, к сожалению, еще раз повторю, понятия добра и зла в нашем обществе начинают подменивать. И когда мы 20 лет назад говорили, что вот этот и вот это – подлинное зло, сейчас мы слышим и по телеканалам, и из газет, что это не так уж и плохо.  

– Люди, принимающие Христа, приходящее к вере, вступающие в Церковь, начинающие ходить в храм, участвовать в богослужениях и Таинствах, осознают необходимость духовной жизни, то есть подчинения всей своей деятельности вере. Какие бы советы здесь Вы дали новоначальным, а также тем, кто уже давно находится в церковной ограде. 

– Как новоначальным, так и тем, кто давно находится в церковной ограде, я бы хотел пожелать любить Бога и ближнего. Это то самое главное, что должно быть в человеке. Ведь Господь говорит: «Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди» (Ин. 14, 15). Все, достаточно. Любите Бога, а если вы любите, исполняйте то, что он заповедал. И начинающим, и ходящим в храм. Не каждый человек, давно находящийся в церковной ограде, соблюдает заповеди Божии. Не каждый человек, давно находящийся в церковной ограде, является примером, которому хотелось бы подражать.

 Но каждый человек должен бороться со своим грехом, должен приходить к Богу. Духовная жизнь, вы правильно сказали, это – жизнь. Это не час, не два, это жизнь, жизнь во Христе. Это постоянная жизнь во Христе, в борьбе с самим собой, со своими грехами, похотьми, страстями, с теми «прелестями» мира, которые нас окружают в этом волнующемся море. В каждом человеке нужно видеть образ Божий. Когда к преподобному Серафиму Саровскому приходили со всей России люди, он каждого приветствовал словами: «Радость моя, Христос воскресе!» И праведника, и грешника он так приветствовал, так как в каждом человеке видел образ Божий. Нельзя думать, что лежащий на земле пьяный человек – это не образ Божий. Этому человеку нужно помогать, нужно ему послужить.

И православный христианин должен служить прежде всего тем, кто нуждается в их помощи. Не тому близкому своему, который в этом не нуждается, а тому, тем, кто очень этого ждет. Православный человек должен спешить к обездоленным, страждущим, больным. Он должен спешить в интернаты, в школы, в воинские части, в места лишения свободы. Наши пастыри ведь постоянно на большие праздники посещают изолятор временного содержания в Севастополе. Нам разрешают принести эти людям радостную весть о Рождении Христа, о Воскресении Христа. Вообще говоря, христианин должен быть примером везде.

К этому он должен стремиться. Не нужно христианину унывать, когда он видит, что не является добрым примером, что он не может достичь цели, поставленной Христом. Христианин должен стремиться к этой цели. И домашние его, видя, как отец стремится к Богу, становится кротким, смиренным, в нем есть воздержание, любовь, целомудрие, послушание, – дети, видя его добродетель, конечно же стремятся ему подражать. Тот же преподобный Серафим Саровский говорил: «Спасись сам и вокруг тебя спасутся тысячи». Да, многие говорят: «Та то ж Серафим Саровский! Нам-то до него далеко!» Но ведь каждому это дано, каждому открыто.  

– То есть христианская жизнь – это побуждение себя на доброе?

– Каждая христианская жизнь – это пример для окружающих. Это свидетельство для внешних. Не сам по себе человек должен быть примером (такая мысль о самом себе может привести к гордыне), а жизнь его должна быть примером. Ни в одном житии святого вы не найдется, чтобы святой говорил о себе: «Я – пример для окружающих». Святой Серафим Саровский так не говорил о себе, а давал совет: «Спасись сам и вокруг тебя спасутся тысячи». Он давал этот совет через свою духовную жизнь, через свое спасение.  

– Отец Сергий, часто святые учат нас, что быть смиренным – значит видеть себя хуже всех. А ведь смирение – прямой путь к спасению. Как такого состояния – «быть хуже всех», – достичь сегодня? Это вообще возможно? 

– Мы должны ощущать себя по нашей жизни. Вот возьмите утреннюю молитву преподобного Макария Великого. Макарий Египетский – это великий угодник Божий, на которого его ученики не могли смотреть, потому что лик его сиял, как солнце, настолько он приблизился к Богу. И мы читаем его молитву: «Боже, очисти мя грешного, яко николиже сотворих благое пред Тобою». То есть говорит, Боже, я ничего хорошего пред Тобой не сделал. Вот его сокрушение сердца, вот оно, смирение. Он же не превознесся, не сказал: «Господи, мое лицо сияет, как солнце, а ни у кого других не сияет». Нет, он просит Бога очистить его, потому что он ничего пред Богом хорошего не сделал. А у пророка Давида в 50 Псалме мы читаем: «Сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит». Вот надо сокрушаться сердцем. Не надо превозносить себя над другими.  

– То есть к своим добрым делам нужно относиться, как к работе, чтобы не превозноситься?

– Да, как к работе в Бога. «Радуйтесь и веселитесь, яко мзда ваша многа на небеси» – вот награда за сделанное добро. Делать добро – это потребность нашей души. Мы же не задумываемся, зачем мы питаемся. Если мы не будем питаться, мы умрем. То же самое происходит с душой человеческой. Если она не будет творить добрые дела, упражняться в добрых делах, она постепенно начнет покрываться такой коростой, когда голос совести уже совсем не слышен. Человек становится подлинно злым, страстным.  

– То есть потребность в добрых делах, в жизни по Богу, заложена в каждого человека, то есть кто-то откопал, а кто-то – нет? 

– Не откапывать, а трудиться надо. Очень часто нужно себя понудить, чтобы сделать доброе дело. Иногда нужно заставить себя подойти к больному человеку и помочь ему.

24.01.15
1226 просмотров

0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!

Читайте также: