25-летие перезахоронения прославленных русских адмиралов – Лазарева, Корнилова, Истомина и Нахимова отметили поминальным богослужением. Видео

12.03.17
2074 просмотров

25 лет назад, 29 февраля 1992 года, в жизни Севастополя произошло историческое событие: прах прославленных русских адмиралов – Михаила Петровича Лазарева (1788-1851), Владимира Алексеевича Корнилова (1806-1854), Владимира Ивановича Истомина (1809-1855) и Павла Степановича Нахимова (1802-1855)  с воинскими почестями был перезахоронен в усыпальнице Владимирского собора на Городском холме. Адмиралы вернулись в город, который защищали, не жалея жизни, и в котором нашли упокоение после окончания Крымской войны. Отметить 25-летие перезахоронения адмиралов решили в воскресенье, 12 марта 2017 года. В Князь-Владимирском соборе-усыпальнице собрались ветераны войны и флота, некоторые из которых принимали непосредственное участие в церемонии 1992 года, воины-черноморцы, прихожане севастопольских храмов. Заупокойную литию в нижнем храме собора, где навечно упокоились адмиралы, совершил благочинный Севастопольского церковного округа протоиерей Сергий Халюта. Ему сослужили: настоятель Владимирского собора-усыпальницы протоиерей Алексий Тупиков, врио заместителя командующего Черноморским флотом по работе с верующими военнослужащими иерей Михаил Мамаев, настоятель храма великомученика Феодора Тирона протоиерей Василий Гумаров, диакон Свято-Владимирского собора в Херсонесе Вячеслав Мурашко. По окончании богослужения отец Сергий Халюта обратился к собравшимся с проповедью, которую мы предлагаем послушать. Предлагаем внимание читателям сайта благочиния статью о событиях, предшествовавших перезахоронению, капитана 1 ранга, члена Союза писателей России, Сергея Горбачева.

Лазарев, Корнилов, Нахимов, Истомин: возвращение русских адмиралов

Когда в августе 1991-го писатель и исследователь, офицер флота Борис Каржавин собирал в Севастополе материал для книги о гибели БПК "Отважный", ему стало известно о том, что из Владимирского собора-усыпальницы великих русских адмиралов в Санкт-Петербурге увезены останки адмиралов Михаила Петровича Лазарева, Владимира Алексеевича Корнилова, Павла Степановича Нахимова и Владимира Ивановича Истомина. Заинтересовавшись "концами" этой истории, Борис Александрович узнал о том, что прах героев России сгинул... К счастью, в конце концов, благодаря Каржавину, он нашелся.

Прах адмиралов в коробке из-под фруктов

Надругательство над усыпальницей и останками великих адмиралов совершалось неоднократно. После сдачи Севастополя, в период Крымской войны, как говорят, французскими оккупантами, представителями одной из самых цивилизованных и культурных наций, в склепе был сделан пролом, и с мундиров адмиралов ими были сняты ордена и эполеты, срезаны пуговицы. После ухода "непрошеных гостей" из Крыма захоронение было восстановлено, достроен сам храм. Но в 1927 году над прахом героев нависла зловещая тень. 7 июля 1927 года в Севастопольский городской Совет поступило письмо следующего содержания: "Административный отдел Севастопольского районного исполнительного комитета просит назначить комиссию с представителями Административного отдела и Военно-исторического музея на предмет осмотра и изъятия замурованных гробов в полу Владимирского собора. Местная Советская власть устраняет или обязует соответствующих лиц устранить из храмов и других молитвенных домов, составляющих народное достояние, все предметы, оскорбляющие революционное чувство трудящихся масс, как-то: мраморные или иные доски и надписи на стенах и богослужебных предметах, произведенные в целях увековечения в памяти каких бы то ни было лиц, принадлежащих членам низверженной народом династии и ее приспешников". На свой запрос ревнители революционного чувства народных масс получили ответ, что "еще не подошло подходящее время для проведения этой операции". "Подходящее время" началось спустя четыре года, когда собор был закрыт, а его помещения отданы ОСОАВИАХИМу под авиамоторные мастерские. Тогда-то борцы с "приспешниками низвергнутой династии" взломали усыпальницу адмиралов, разломали гробы, а останки великих флотоводцев сгребли вместе с хламом, большей частью уничтожив. Склеп был засыпан землей и мусором, а взлом к нему замурован. Только в 1974 году собор был, наконец, передан Музею героической обороны и освобождения Севастополя. С этого времени в соборе начались восстановительные работы. Но до лета 1991 г. центральный склеп, где были захоронены знаменитые флотоводцы, не вскрывали. Все, кто был в нижнем храме, видели детали гранитного креста в центре зала, обозначающие сам склеп и погребения под ним. Для продолжения реставрационных работ потребовалось убедиться в надежности несущей конструкции (свода) и цементного основания. В то же время возникли сомнения в целостности захоронения – ведь известно, что могилы адмиралов не раз подвергались глумлениям и мародерству. По различным версиям так было после окончания Крымской войны, в период революционной смуты, в годы Великой Отечественной. Естественно, никаких свидетельств, документов, актов по этому поводу не было. Не получил их и музей. Непросто было пойти на вскрытие склепа. Юрий Иванович Мазепов, директор музея, обратился за советом в горисполком, управление жилищно-коммунального хозяйства, культуры, городскую санэпидстанцию. Решение было принято. В присутствии комиссии в составе Ю.И. Мазепова, В.Г. Шавшина, С.П. Лесдорф, Н.А. Филимоновой, Г.В. Осипова и представителей института "Ленпроектреставрация" – главного архитектора проекта М.В. Степанова и археологов И.К. Малкиеля, О.Г. Дьяченко, С.Н. Мокеева – склеп был вскрыт. Увиденное потрясло присутствующих. Склеп-усыпальница был засыпан мусором, заполнен водой... Две недели расчищали завалы. Позднее шесть «Камазов», загруженных доверху, вывезли хлам из склепа. Чего здесь только не было! Смесь ракушечника с обломками камня, куски разбитых мраморных плит, бутылки, кастрюли, всевозможный мусор, свидетельствующий о пребывании в соборе мастерских ОСОАВИАХИМа, остатки более поздних по времени предметов периода войны и т.д. Члены комиссии составили акт вскрытия. Сделали фотографии всего найденного. Приложили опись находок, обнаруженных во время раскопок: стекло, бронза, бумага (в том числе газеты за июль 1941 г.), железо, дерево, в том числе "доски от гроба – 16 шт., нижняя часть гроба – 1 шт."), скорбная опись… костного материала – "итого 70 шт." Руководство музея принимает решение, о котором свидетельствует следующая справка: "Разрешается научному сотруднику института "Ленпроектреставрация" тов. Малкиель И.К. вывоз антропологического материала (кости – 70 фрагментов) из г. Севастополя в г. Ленинград для антропологического обследования и проведения научной экспертизы". И еще один акт: "Представитель музея т. Крестьянников В.В. передал, а представитель института "Ленпроектреставрация" научный сотрудник Малкиель И.К. принял для проведения антропологических исследований в г. Ленинграде костных материалов согласно описи...". Трудно сказать, зачем это было сделано, ведь определить, кому принадлежали останки – невозможно, можно лишь узнать, какого они периода. Вполне можно было, приведя в порядок склеп, произвести перезахоронение без вывоза останков в Град Петров. Причем сделано это было, в сущности, негласно. И потому вполне естественными были вопросы, возникшие у узнавшего об этом Б. Каржавина: где же были флотские начальники, ежедневно взирающие со своего Олимпа на памятники этим адмиралам и живущие на улицах и площадях города, носящих имена героических флотоводцев? Почему не отдали воинские почести извлеченным поруганным останкам воспитанники Черноморского военно-морского училища имени П.С. Нахимова? Отчего не склонили свои знамена корабли, нареченные в честь этих героев? Почему зачем-то дали вывезти прах? Может быть, подобные почести были оказаны праху адмиралов на берегах Невы, где все они воспитывались в Морском кадетском корпусе (впоследствии – ВВМУ имени М.В.Фрунзе, ныне – Морской корпус Петра Великого)? Увы. Ни в этом училище, ни в Ленинградском нахимовском, ни в Центральном военно-морском музее даже не подозревали о прибытии священной реликвии в Северную Пальмиру. Не ведали об этом и офицеры Гидрографического управления, и сотрудники Института Арктики и Антарктики, и командование Ленинградской военно-морской базы, Балтийского флота. Приехав в Питер, Б. Каржавин через вице-президента ленинградского добровольного общества "Память Балтики" К. Шопотова обратился к директору института "Ленпроектреставрация" А.Б. Рийконену с просьбой ознакомиться с состоянием дел по проектированию реконструкции Владимирского собора и хранением останков, доставленных в Ленинград сотрудником научного отдела. Оказалось, что он, упрятав останки в кладовку одной из коммуналок, укатил на несколько месяцев в очередную экспедицию. И пылились где-то между ржавыми тазами и старыми валенками еще более старые и, похоже, никому не нужные кости первооткрывателя Антарктиды, многолетнего командира Черноморского флота Михаила Лазарева; героя Наваринского и Синопского сражений Павла Нахимова, погибшего в бою на Малаховом кургане; Владимира Корнилова, который возглавил оборону Севастополя в самый критический момент и погиб на том же кургане. Их героического соратника Владимира Истомина, сраженного вражеским ядром там же. И никто не знает об их местонахождении... Найдя "концы", Б. Каржавин будоражит общественность, публикуя 16 октября 1991 года в "Известиях" гневную статью. (Когда статья уже была подготовлена к печати, пришло сообщение из Санкт-Петербурга: останки адмиралов, наконец, обнаружены. Они Действительно хранились в квартире одного из студентов-археологов, в картонной коробке из-под фруктов).

Путь домой, в Севастополь, к последнему приюту…

20 октября, в 164-ю годовщину Наваринского сражения, участниками которого были все будущие великие флотоводцы, в Никольском Морском соборе Санкт-Петербурга состоялась панихида по погибшим при Наварине. Тогда славой покрыл себя флагманский корабль семидесятичетырехпушечный "Азов" под командованием одного из первооткрывателей Антарктиды и начальника штаба эскадры капитана 1 ранга М.П. Лазарева. Корабль за этот бой первым в Российском флоте был награжден Георгиевским кормовым флагом и вымпелом. Мужество и героизм в сражении проявили участвовавшие в бою на этом корабле лейтенант П.С. Нахимов, мичман В.А. Корнилов и шестнадцатилетний гардемарин В.И. Истомин, который за отвагу был удостоен командующим эскадрой офицерского чина и орденского знака. Спустя годы ученики адмирала М.П. Лазарева – адмирал П.С. Нахимов, контр-адмирал В.И. Истомин и вице-адмирал В.А. Корнилов все вместе участвовали в героической обороне Севастополя в 1854–1855 гг. – Благословение на верную службу Отечеству, – сказал после панихиды Каржавин, – и перед походом в Средиземноморье к победоносному Наваринскому сражению Лазарев, Нахимов, Корнилов, Истомин получили здесь, в Никольском Морском соборе Санкт-Петербурга. Может быть, пора отдать флоту и церкви храмы-памятники, когда-то находившиеся в Морском ведомстве, кораблям вернуть овеянный славой Андреевский флаг, а поруганным останкам: адмиралов – честь и вечное успокоение. В Санкт-Петербурге служил панихиду настоятель Никольского Морского собора отец Богдан. В тот же час в Севастополе состоялось освящение и благодарственный молебен во Владимирском соборе, в котором возобновилась церковная служба. Как это часто бывает, подвижническая активность Б. Каржавина вызвала недовольство лишь у тех, кто хотел защитить честь своего мундира. Увы, но Главкомат ВМФ хранил молчание, хотя Санкт-Петербургское общество "Память Балтики" обратилось к Главнокомандующему Военно-Морским Флотом страны адмиралу флота В. Чернавину с просьбой об отдании воинских почестей этим священным останкам и торжественном их перезахоронении в Севастополе. Лишь только после публикации 15 января 1992 г. в тех же "Известиях" статьи известного писателя-мариниста Виктора Конецкого "Россия океанская" военно-морское ведомство забеспокоилось. Да и как не сделать это после таких слов: "Лично я Главкома понимаю. Когда господин Кравчук принимает на себя командование Черноморским флотом и Севастополем, тут не до старых адмиральских костей". Увы: кости пролежали в картонной коробке до развала СССР и начала раздела Черноморского флота между Россией и Украиной. 29 февраля 1992 года священному праху великих адмиралов были отданы воинские почести, и, после торжественного молебна, который отслужил владыка Василий, епископ Симферопольский и Крымский, в присутствии командующего Черноморским флотом адмирала Игоря Владимировича Касатонова, ветеранов флота, тысяч севастопольцев, они были перезахоронены в усыпальнице Владимирского собора. И стар, и млад шли поклониться священным останкам. В Севастополь приехали потомки славных адмиральских фамилий. Под славным Андреевским флагом, вскоре возвращенным Российскому флоту, нашел успокоение прах великих флотоводцев. Адмирал И. Касатонов сделал все, чтобы эта церемония стала знаковой: адмиралы, вернувшись в Севастополь, все вместе стали на его защиту. После смерти адмирала М.П. Лазарева Нахимов писал его вдове, что это – "священная для всякого русского могила", а после гибели В.А. Корнилова, а затем В.И. Истомина – брату последнего: "Три праха в склепе Владимирского собора будут служить святыней для всех настоящих и будущих моряков Черноморского флота". Сегодня Владимирский собор возрожден в первозданном виде. Значит, адмиралы действительно остаются вместе со своим флотом и черноморцами. Российским флотом и русскими моряками. [video width="854" height="480" mp4="http://www.hersones.org/wp-content/uploads/2017/03/25-letiya-perezahoraneniya.mp4"][/video]

12.03.17
2074 просмотров

0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!

Читайте также: