Мы были там, где в нас нуждаются....хроники гуманитарного конвоя на Донбасс


Семнадцатого мая по благословению  Митрополита Симферопольского и Крымского Лазаря состоялась очередная  гуманитарная епархиальная  миссия, под руководством протоиерея Димитрия  Кроткова при непосредственном участии Севастопольского благочиния.
В этот раз  силами Севастопольцев было собрано больше 12 тонн помощи, которые распределили в пять машин.

От  Севастопольского благочиния в гуманитарной миссии приняли участие  помощник благочинного протоиерей Борис Кравец, клирик благочиния иерей Георгий Будулев,  руководитель отдела  социального служения благочиния Екатерина Виноградова и водители добровольцы.

Очередная поездка…..наверное, ко многому из того, что видишь и чувствуешь там,  можно привыкнуть,  но лично я не могу привыкнуть к боли и к радости в глазах у людей…..

Каждый раз и то и другое болью и радостью отдает в собственное сердце, заполняя его чем-то таким, о чем хочется кричать, чем-то таким, что заставляет тебя думать о следующей поездке, когда ты мчишься по трассе в пустой машине домой, раздав все, что у тебя было, чем-то таким, что приводит к тому, что главным страхом в твоей жизни становится не собрать заветные 10-12 тонн, которые нужно везти.

Этот страх начинает жить с тобой от поездки к поездке, потому что глаза тех людей не забываются, они теперь навсегда живут в твоем сердце. Но Господь милостив, а людей с добрым сердцем все-таки больше, чем равнодушных, и от поездки к поездке мы собираем заветные цифры и хочется верить, что так будет всегда, пока есть необходимость.

Наша жизнь удивительно счастливая: мы живем в теплой квартире, на ужин всегда есть хоть какая, но, по крайней мере, теплая еда, в кране течет вода, работает стиральная машинка и чистыми руками вечером  мы  листаем новости на экране телефона, завернувшись в пушистый плед и, конечно сочувствуем всем, у кого сейчас за окном война, переживаем искренне, но при этом думаем, что эта война где-то там и нас она никогда не коснется. 

Когда-то в 2014 году, так думали жители Мариуполя, когда бомбили Донецк и  к ним ехали беженцы, сейчас так думает каждый из нас. И только Господь знает, кого коснется война завтра, но уже сегодня эта война является для каждого из нас проверкой на человечность, на милосердие, на эгоизм и равнодушие. И да, можно никого не осуждать, можно не иметь злости в своем сердце,  и думать, что этого достаточно. И далеко не у каждого хватает смелости признаться самому себе в самообмане.  Ограждая себя от чужой беды, мы порождаем равнодушие собственного сердца, а равнодушие – это страшно, это страшнее злости.  

Теплохладность и сосредоточенность на собственной жизни и собственном комфорте – это то, что убивает в человеке любовь и милосердие, заложенные в нем Богом. Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч! Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих (Откр. 3: 15–16).

Каждый раз, возвращаясь оттуда, тяжело интегрировать себя в этот мир, слишком не сочетается то, что осталось от поездки в голове и сердце и то, что ты видишь в мирной жизни.  Воронки, разрушенные дома, глаза людей, боль, слезы, радость как карусель постоянно проносятся в голове…..

Ни в одной поездке мы еще не чувствовали  присутствие Бога так близко и так явно. Наша поездка началась с того, что один из наших водителей забыл паспорт и обнаружил это только при прохождении границы. Хорошо, была фотография документа в телефоне и милостию Божией и усилиями нашего батюшки нас пропустили. Колонной в шесть машин мы выехали в Бердянск. Уже в городе, практически добравшись до места ночлега, у нас ломается машина, причем главная, выходит из строя запчасть, без которой движение дальше невозможно. Можно себе представить, что такое найти запчасть в Бердянске, где нет поставок, где закрыты почти все магазины, где плохо со связью, где уже начался комендантский час и передвижение по городу запрещено, а утром нам нужно ехать в Мариуполь. И не чудо ли, что вечером удалось найти и созвониться с владельцем чуть ли не единственного работающего в городе автомагазина, у которого вдруг оказалась в наличии именно эта запчасть именно для нашей марки машины.  И рано утром Нил - автомеханик нашего гумконвоя уже приводил в порядок нашу машинку. 

По дороге из Бердянска в Мариуполь мы проезжаем село, где на углу улицы  к проезжающим машинам выбегает мальчишка лет шести и отчаянно машет руками, приветствуя водителей. Вот и в этот раз мы ехали и уже издалека увидели паренька, отчаянно бегущего к дороге, чтобы успеть. Мальчик махал нам рукой, улыбался, и столько задора и радости было в его глазах, будто и не было в его жизни войны. Мы притормаживали и через окно давали мальчишке печенье, шоколадки, продукты. А он продолжал стоять и улыбаться, провожая нас как старых знакомых. А мы ехали дальше и слезы стояли у нас в глазах. 

Мариуполь….
Мариуполь…..едва ли что-то изменилось тут с нашего последнего приезда, кроме того, что по Азовстали уже не стреляют…..Люди по-прежнему живут в подвалах, разрушенных квартирах и в принципе везде, где что-то уцелело.  Мы останавливаемся  в центре, недалеко от драмтеатра, у храма.  Не успеваем выйти из машины, люди начинают подходить с вопросом: «А продукты у вас какие-нибудь есть?». Людей трое, мы открываем машину и выдаем по пайку. Люди обнимают пакет, вроде как даже оправдываются: «Последнюю помощь привозили в начале месяца, все уже съели давно, купить особо негде, да и не за что»…..Пока разговариваем с людьми, несмотря на сильный дождь,  из подвалов, подъездов начинают стекаться люди, много людей, дети.

Девочка Соня еще не ходит в школу, все это время она жила с мамой в подвале…. Она скромно стоит у подъезда и не подходит,  и глаза у нее грустные. Подхожу и протягиваю конфеты и яблоко, Соня улыбается, будто на мгновение, забывая о том кошмаре, который им довелось пережить.   Сегодня у Сони праздник, мы подарили ей игрушки, карандаши, пластилин, скакалку и сладости. На вопрос: Что ты больше всего хочешь, Соня тихо отвечает – мороженое. И тут мы впадаем в стопор, потому что исполнить мечту ребенка не можем. В такие переломные моменты, когда ты не можешь помочь,  где-то в груди что-то сжимается и больно отдает где-то внутри тебя. Но один из наших добровольцев не растерялся и спросил: «А сок хочешь?». – Очень, тихо отвечает Соня, и через секунду бежит к своему подъезду, обнимая коробку яблочного сока. Теперь уже улыбаемся мы, что получилось подарить ребенку радость.  К концу раздачи помощи Соня уже подходит к нам, протягивая ладошку за конфеткой, ребенок потихоньку оттаивает и перестает бояться людей. 

Вообще детей в Мариуполе много и маленьких и больших.  В очереди стоит девочка лет шести-семи не больше, одна, прячется от дождя под сломанным зонтиком. Протягиваем ей тяжелой пакет.
- А ты что одна пришла, пакет же тяжелый.
- Ничего, я донесу, у меня дома только сестренка маленькая, я увидела, что люди бегут, и тоже побежала, значит дают что-то. А мама с папой за водой ушли, их нет дома, они придут и обрадуются, - по- взрослому объясняет ребенок.
Вообще дети тут удивительные, разные…Есть напуганные, есть скромные, есть общительные и даже веселые…дети они везде дети….объединяет их только одно – грязные руки почти у всех детей, мыть часто просто негде. Эти чумазые детские ладошки забыть, наверное, не получится никогда. 

Раздаю детям шоколадки, замечаю, как смотрит издалека мальчишка и не подходит. Протягиваю ему большую плитку, которую он прижимает к себе как драгоценность. Иду дальше в поисках детей, а мальчишка тихо семенит следом. Потом набирается смелости и говорит…

- А можно мне еще одну шоколадку для друга, он в очереди вон там стоит за продуктами. Получая заветный подарок, вприпрыжку бежит к машине и протягивает добытый трофей товарищу. Оба поворачиваются и, размахивая шоколадками, улыбаются мне. 
В этот раз мы взяли с собой мягкие игрушки, и как оказалось не зря. Раздаю пайки, подходят ребята, лет 12-13, четверо. Один из них замечает мешок с игрушками и, смущаясь, просит плюшевого зайца. Отдаю ребятам часть мешка с игрушками, и они разбирают хрюшек и мишек, спрашивая можно ли взять еще друзьям. Вроде взрослые, но так радуются… наверное,  есть что-то уютное в плюшевом звере, который напоминает о той, мирной жизни. 

Вообще дети, когда им даешь что-то, будто не верят что это для них, в глазах чувствуется недоверие и настороженность.  А еще эти дети привыкли заботиться…о родных, о друзьях, о всех, кто рядом. Почти каждый просит что-то для мамы, для сестренки, для друга….просят искренне, смотря на тебя такими глазами, что отказать невозможно. 

В Мариуполе по-прежнему нет света, и в большинстве домов или того, что от них осталось не будет еще долго, поэтому свечи тут на вес золота.  Получив заветный парафиновый набор, женщина стоит, смотрит в небо и улыбается. Потом смотрит на меня и говорит: «Сегодня у нас будет праздник, будет электричество, почти как раньше»…..

 Бабушка прижимает к себе два куска душистого мыла…Как говорит вкусно пахнет…..Сегодня дождь, подставлю тазик под трубу, соберу дождевую воду и постираю хоть вещи, переоденусь……

Мама девочки Сони показывает нам подвал, где все укрывались, самодельную печку, матрасы, дрова. Говорит, что страшнее всего было, когда около подъезда стоял танк и стрелял вокруг. 
- Мы тогда много молились, всем подвалом выучили «Отче Наш» и читали…и взрослые, и дети. 
Шоколад и конфеты…..их просят все, не только дети. Как только у тебя в руках появляются сладости, вокруг тебя появляется толпа, особенно бабушек и дедушек. Заглядывая в глаза, смущаясь, они просят конфетку или что-то сладенькое. 
-Это наверное только детям, да? А можно мне хоть одну, так хочется попить не пустой чай, а с чем-то сладеньким, опуская глаза вниз и не надеясь на удачу, просит бабушка. Насыпаю полные ладони конфет, и она расцветает.
-Я и с соседками поделюсь, мы вместе там за углом в подвале живем, спасибо вам, нам на всех хватит. 
Женщина бежит, забирает пакет и спешит обратно, благодарит на бегу……Надо успеть ведра поменять, крыша течет, в стенах дырки, но главное живые, остальное будет….

И хочется верить, что остальное у этих людей действительно будет: и у девочки Сони с грустными глазами, и у ребят, прижимающих к груди мягкие игрушки, и у бабушки, которая так радовалась мылу, и у всех, кто сейчас снова учится жить….в мире. 
Тяжелый момент, когда нужно уезжать, а люди идут. Они  идут бесконечной вереницей, не смотря на отсутствие связи, информация расходится очень быстро по району.  Сколько не привези машин с помощью, всем все равно не хватит. Но мы должны закрыть машины и двигаться дальше, наша миссия не закончена, нас еще ждут в Никольском храме, который пострадал от снарядов и самое главное, нас ждут в селе Никольское, в монастыре, в котором живут 250 человек и к которым никто не приезжает, потому что там еще опасно. 

Мы закрываем машины, люди начинают расходиться. Я выпрыгиваю из кузова нашего красного автомобиля, в котором осталось только немного игрушек, канцтоваров и детских вещей. На площади в растерянности стоит молодой человек.  
- Я из старого города пришел, но видимо не успел…..к нам вообще никто не доезжает, даже воду не привозят, а в старом городе много бабушек, вообще стариков. Он ничего не просит, да и рассказывает все будто и не мне, а просто произносит вслух, глядя куда-то вдаль. Из всех машин открыта только наша с игрушками. Подождите, говорю ему, я что-нибудь посмотрю. 

Под проливным дождем я бегу к машине и молюсь: «Господи, пусть что-то окажется съедобное где-нибудь». Залезаю в кузов, и среди пакетов с игрушками  и фломастерами я нахожу пакеты с крупой, чай, сгущенку и другие продукты. Как они тут оказались, не знаю, но я радостно зову парня и нагружаю ему целый рюкзак.  Он улыбается, благодарит и говорит: «Я побежал, пойду старушек кормить, вот они обрадуются».

На самом деле таких диалогов  много, они бережно хранятся в памяти с каждой поездки. Увидев людское горе так близко и так много, невозможно жить как прежде. Вернуться домой, перевернуть страницу и просто жить уже не получается. И ты готов рыть землю, кричать на каждом углу, писать, не спать, чтобы собрать заветные тонны и ехать снова.  Ехать туда, к этим глазам, полным грусти и радости одновременно.

Мы садимся в машины и едем в Никольский храм, который прилично пострадал от обстрелов. Раненый, в следах от снарядов, с пробитыми иконами и пленкой на окнах вместо стекол храм все равно живет. Совершается литургия,  община готовится к престольному празднику. Смотришь на покалеченное здание как на раненого человека, хочется обнять и сказать, что все будет хорошо. Мы оставляем в храме топливо для генератора, продукты, посылки, которые передают люди для своих родных и подарок к престольному празднику – продукты к праздничному столу. Представляем, как будут рады люди таким простым вещам,  как сыр, колбаса, чай, печенье и яблоки, которые мы в повседневной своей сытой жизни, не задумываясь, каждый день достаем из холодильника.  Берем благословение у настоятеля и уезжаем, нужно приехать на место ночевки до начала комендантского часа.
День второй…монастырь…..

Вернувшись в Бердянск на место ночевки, начинаем подготовку к завтрашней поездке,достаточно не простой и по маршруту и по безопасности. Но ехать нужно, в монастыре очень нужна помощь, он находится недалеко от линии фронта, гуманитарная помощь туда просто не доезжает, а живет там, около 250 человек.

Принимаем решение оставить две из шести машин в пункте нашего размещения, перегружаем груз, получается около 10 тонн. Выезжаем рано, около семи утра, потому что не знаем как сложится день и сколько по времени займет поездка. 
Дорога до Волновахи спокойная, прошла быстро, перед въездом в Волновахский район одеваем бронежилеты.  Местность здесь хоть и освобожденная, но обстановка нестабильная, случаются прилеты и обстрелы.

Волноваха очень напоминает Мариуполь: сожженные дома, следы от снарядов на дорогах,много разрушений, проезжаем разбитыйвзрывами храм. Люди на улицах с испуганным, настороженным взглядом, в котором тревога и боль. Но жизнь идет, жители, как могут, пытаются привести город в порядок, подметают улицы, разбирают завалы. Отмечаем, что сюда тоже нужно ехать, помощь тут тоже крайне необходима. 

Выезжаем из города в направлении монастыря, дорога идет через лесополосу и поля, по следам на дороге и звукам понимаем, что эта зона прилетов, прибавляем скорость и молимся. Последние двадцать километров кажутся самыми длинными в жизни, окна машины открыты, прислушиваемся и непрестанно молимся Наконец на горизонте появляются золотые купола собора монастыря. Правда золотые уже не все, часть куполов пострадала и сердце сжимается при виде того, что осталось от них.

Подъехав к монастырю, кажется, что здесь никого нет, в воздухе висит гробовая тишина, тревожная и давящая.  Но вот навстречу бежит сторож, с удивлением осматривая нас, не веря, что мы все-таки доехали.
- Свои, родные, - со слезами на глазах говорит он, прочитав на табличках название нашей епархии. А чая, чая не привезли? Два месяца чая не пили…..
- Привезли дедушка, и чая и конфет, и меда, главное ворота откройте, покажите куда ехать.

Заезжаем на территорию, монастырь прилично пострадал, много разрушений, полностью выгорел храм рядом с собором.
Нас встречает отец Серфим и матушка игуменья, которая говорит нам: «Если вы доехали к нам, значит  ваше время умирать еще точно не пришло».  Заходим в нижний храм собора, здесь течет своя жизнь, храм стал  укрытием для жителей села, среди которых много детей. Но, тем не менее, в храме стоит благоговейная тишина, ни на минуту не прекращается молитва, которую творят монахини. Притихшие дети и взрослые с удивительно светлыми глазами, все улыбаются нам, у бабушки на глазах слезы. В эту минуту понимаешь, что наш приезд сюда был очень нужен. Но мысли и тишину прерывает звук прилетевшего снаряда, совсем рядом, вероятно нас заметили. Все срываются с места и понимают, что нужно разгружаться и уезжать. За двадцать минут мы разгрузили 10 тонн, за время разгрузки где-то правее был еще один минометный прилет. 

- Прилеты это самое страшное, - поясняют мне дети. – Мы в пекарне жили, а когда в окно был прилет, ушли жить в храм. Тут спим и молимся сразу, вот третий месяц пошел. Дети стоят и наблюдают за разгрузкой. 
- Нам никогда за это время столько не привозили, таааак много, удивляются мальчишки. 
Вдруг замечаю, что все смотрят в одну точку,  девочка тихо произносит…..конфетыыыы. Они ничего не просят, они с замиранием сердца смотрят на эти конфеты как на сокровища и видно, что конфет ребята не видели давно, возможно с начала военных действий.
Беру пакеты и даю каждому….
- это прям нам, вот можно просто взять? Спаси Господи, - говорят мне дети. Рядом стоит их мама и плачет, от радости.
Мы привезли много всего: топливо, лекарства, продукты, бытовую химию, вино и свечи для богослужений, игрушки и книги для детей…всего и не перечислить. …

Надо уезжать, отец Серафим выпускает нас через другие ворота, на всякий случай, если нас засекли и ждут выезда там, где мы заехали…..

Мчимся обратно, быстро, не сбавляя скорость на ямах и поворотах…..Молимся: кто-то читает Иисусову молитву, кто-то 90-й псалом, кто-то призывает сохранить нас ангела-хранителя и святых. 

Наверное, никогда в жизни у меня не было такого безусловного доверия Богу и Его воле…и твердой уверенности, что мы сделали все правильно,  что задание выполнено на сто процентов. Что именно сюда мы должны были приехать, что Господь был рядом с нами с самого начала, помогая нам на протяжении всей поездки именно для того, чтобы мы добрались до монастыря. 
Было ли страшно…Было…Но вместе с тем было абсолютное спокойствие и уверенность, что простирается Божия десница над всеми нами, чтобы мы и дальше смогли помогать тем, кто так нуждается в помощи.
Выехав из опасной зоны, мы остановились, чтобы перевести дух…Глядя друг на друга уже понимали, что мы команда, объединенная Богом и  желанием нести добро и милосердие туда, где это необходимо. Команда, у которой лучший руководитель, который болеет не только за общее дело, но и за каждого из нас. На плечи которого ложится очень много: организация и логистика поездок, все договоренности с военными, границей, ночлегом и блокпостами, вопросы безопасности и проработка маршрута. И самое главное груз моральной ответственности за жизни каждого из нас.

Много значит и наш тыл, в котором мы знаем, молятся и переживают за нас множество людей, и наш владыка, Митрополит Лазарь, и наш благочинный Севастополя отец  Сергий и все прихожане наших храмов. Мы чувствуем эти молитвы сердцем, и они помогают нам и дают силы выполнять задания до конца.

Как и дает силы уверенность, что следующая поездка обязательно будет, потому что с нами самые лучшие люди, которые помогают из всех уголков нашей родины,  люди с самыми добрыми сердцами, для которых милосердие и сострадание – это реальные дела в жизни, а не посты в соцсетях.

И хочется до земли поклониться каждому, кто с нами изо дня в день, из поездки в поездку! 
Сергею Алексеевичу Лисейцеву, который поддерживает нас,настоятельнице Свято-Троицкого женского монастыря игумене Евсевии  (Пальчик) и сестрами обители, на собранные средства которые были куплены  лекарства, людям, Сергею, который предоставил нам свою машину для  перевозки груза, водителям-добровольцам, директору магазина "Автопилот" Евгению, который жертвует запчасти для ремонта наших машин гумконвоя,  и конечно всем неравнодушным настоятелям Севастопольских  храмов, нашим батюшкам, которые звонят, собирают помощь, привозят ее  нам.

И низкий поклон каждому неравнодушному человеку, который  помогает нам, каждый, даже самый маленький вклад бесценен. Общими  усилиями добрых сердец мы собрали в севастопольском благочинии для этой  поездки больше 12 тонн гуманитарного груза.

Наши машины отправляются по наполняемости, сейчас мы способны взять груз массой в 14 тонн.Как быстро состоится следующая поездка нашего гуманитарного конвоя, зависит от каждого из нас!

Просим всех неравнодушных оказать посильную помощь и не пройти мимо чужой беды. Помощь принести можно в Севастопольское благочиние на территории Свято-Владимирского собора в Херсонесе ежедневно с 07.30 до 18.00. Для передачи помощи в другое время, перезвоните координатору.

Телефон координатора: +7978 810 92 53 Екатерина.

Публикуем обновленный список помощи:
Продукты питания!!!
  • чай, кофе
  • сгущенку
  • шоколад и сладости для детей
  • Сок
  • Молоко в упаковке тетрапак
  • Макароны
  • Крупы
  • Соль
  • Сахар
  • Подсолнечное масло
  • Мед
  • Консервы мясные
  • Консервы рыбные
  • Паштет
  • Плавленый сыр
  • Хлебцы
  • Печенье, сушки, сухари
  • Консервы овощные
  • детское питание
  • Пюре фруктовое/овощное/мясное
  • Молоко в тетрапаке с трубочкой
  • Печенье детское/сушки/Мария
  • Сок детский с трубочкой
  • Варенье 
  • питание быстрого приготовления
  • кофе в пакетиках
Средства гигиены
  • мыльные принадлежности
  • детские средства гигиены
  • пеленки впитывающие
  • зубная паста/ зубные щетки
  • шампуни
  • мыло/гели для душа
  • детские памперсы
  • туалетная бумага
  • средства женской гигиены
  • влажные салфетки
  • бритвенные станки
  • стиральный порошок
  •  средства для мытья посуды

Любые Лекарства
Другое
  • носки, новое нижнее белье (взрослое и детское)
  • фонари
  • батарейки
  • Перевязочный материал
  • полотенца
  • свечи
  • спички
  • зажигалки
  • детские лекарства
  • расчески
  • одноразовая посуда
  • Небольшие детские игрушки/канцтовары
  • Одеяла
  • Подушки
  • Детские самокаты, ролики, мячи
Также принимаем мужские вещи для передачи воинам на передовую:
  • Белье нижнее новое
  • Носки новые
  • Футболки новые или б/у в хорошем состоянии (без дырок и пятен)
  • Средства гигиены
  • Зубные щетки и пасты
  • Влажные салфетки
  • Тапочки резиновые
  • Сгущенку
  • Кофе, чай
  • Питание быстрого приготовления

​​​​​​​​​​​

26.05.22
3356 просмотров

0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!

Читайте также: