Герои освобождения Севастополя


Возвращение в Севастополь


5 мая 1944 года началось наступление 2-й гвардейской армии в районе Мекензиевых гор. Двумя днями позже Приморская и 51-я армии ударили на главном направлении Сапун-гора — высота Горная. Это место было единственным, где могли пройти танки.

В 1941-42 гг., в дни героической обороны Севастополя, гитлеровцы потеряли у Сапун-Горы десятки тысяч солдат и офицеров. Минуло два года. Теперь на штурм горы шли советские солдаты. Сапун-гора была укреплена немцами всеми возможными способами: множество траншей, заграждений, пулеметных точек, подножие горы было заминировано. Разгром врага на этой высоте давал нашим войскам решающее преимущество: оборона противника теряла свою устойчивость. В штурмовые отряды, которые первыми должны были прорвать оборону противника, записывались сотни добровольцев. К штурму Сапун-Горы готовились по-суворовски: штурмовые группы отвели в тыл и на одной из высот, имеющей похожий рельеф, учились преодолевать проволочные заграждения, штурмовать вражеские траншеи, подрывать ДОТы и ДЗОТы.

В ночь на 7 мая в сторону горы поползли саперы, которые должны были проделать проходы в минных полях, в проволочных заграждениях. Враги, словно чувствуя приближение расплаты, начали беспокоиться. В ночном небе повисли осветительные ракеты. Однако саперы упорно продвигались вперед.

Утро 7 мая началось с артиллерийской подготовки. На гитлеровские укрепления на Сапун-Горе обрушились залпы орудий разных видов и калибров. Оставляя в воздухе светящиеся следы, летели в сторону вражеских траншей снаряды «катюш». Сменяя артиллерию, над позициями волной проходили наши бомбардировщики. Склоны Сапун-Горы дымились от разрывов. Грохот стоял такой, что в окопах переднего края наши бойцы могли объясняться лишь жестами. В едином наступательном порыве после артиллерийской подготовки на вражеские позиции пошли штурмовые отряды, открывшие счет беспримерным ратным подвигам наших бойцов, освобождавших Севастополь. Особенно отличились здесь 77-я и 32-я гвардейская стрелковые дивизии.

**************************
Старший сержант Федор Скорятин во время боев за Севастополь исполнял обязанности комвзвода 57 отдельного штурмового батальона 12-й Краснознаменной штурмовой инженерно-саперной Мелитопольской бригады. Он возглавлял группу, которой была поставлена задача обеспечить инженерное сопровождение наступления в районе Сапун-горы — блокировать огневые точки противника на пути наступающей пехоты. Вечером 6 мая штурмовые отряды заняли окопы под Сапун-Горой. Все с нетерпением ждали начала атаки. Под прикрытием ночи группа Скорятина ползком подобралась к проволочным заграждениям. Когда до передовых траншей оставалось около 20 метров, враги обнаружили смельчаков и открыли огонь из всех видов оружия. Старший сержант Скорятин разделил свою группу на четыре подгруппы и каждой определил задачу. Сам он с двумя бойцами, скрываясь за камнями, пополз на высоту к ДОТу, железный колпак которого прикрывал крупнокалиберный пулемет, ведущий огонь по нашим бойцам. Пуля попала в плечо, но сержант продолжал продвигаться к ДОТу со связками противотанковых гранат.

Извергающая смертельный огонь амбразура уже была над его головой. Собрав последние силы, истекающий кровью сержант метнул одну за другой связки в амбразуру. В этот момент его прошила очередь из вражеского пулемета. И тут же раздались два взрыва, вражеский ДОТ замолчал — наша пехота пошла в атаку.

Старший сержант Федор Николаевич Скорятин был представлен к званию «Героя Советского Союза» посмертно. Его похоронили у подножия Сапун-Горы.

**********************
Комвзвода лейтенант Михаил Дзигунский со своим подразделением первым ворвался в траншеи противника. Завязалась рукопашная схватка, в ход пошли гранаты. Лейтенант лично уничтожил 20 гитлеровцев и со своим взводом обезвредил 3 вражеских ДОТа. Наступающих остановил немецкий пулемет, поливавший наших бойцов огнем из амбразуры ДОТа. Взвод залег, Дзигунский метнул в амбразуру несколько гранат. Пулемет замолчал, затем ожил снова. Бойцы ждали от своего командира решения. Лейтенант Дзигунский пополз к ДОТу и броском закрыл собой амбразуру. В эту же секунду его бойцы бросились вперед и сломали вражескую оборону. За свой подвиг Михаил Яковлевич Дзигунский был посмертно удостоен звания «Героя Советского Союза».


**********************

В рядах гвардейцев штурмовал Сапун-Гору и освобождал Севастополь Василий Фролович Жуков. Путь к Севастополю для гвардии лейтенанта Василия Жукова начался с Керченского полуострова в апреле 1944 года, когда Отдельная Приморская армия перешла в наступление. При прорыве обороны противника рота Жукова первой ворвалась во вражеские окопы. В этой схватке лейтенант Жуков был ранен, но не ушел с поля боя, продолжая командовать ротой.

К концу дня гвардейцы вышли к немецкому аэродрому. И здесь у лейтенанта Жукова возник дерзкий план: он посадил часть своих бойцов в трофейную немецкую машину, и грузовик с гвардейцами помчался по дороге во вражеский тыл. Проскочив стороной немецкий передний край, наш десант высадился из машины и ударил по врагам с тыла. Одновременно другая группа гвардейцев атаковала с фронта. Не выдержав натиска с двух сторон, немцы были разбиты. Более 50 солдат и командир немецкого батальона взяты в плен.
Утром 7 мая рота гвардии лейтенанта Жукова подошла к Сапун-Горе. Она возвышалась перед нашими гвардейцами, закрывая путь к Севастополю. Склоны горы прорезали траншеи, на склонах были разбросаны железобетонные колпаки, прикрывавшие огневые точки противника, крутые склоны опутывали ряды колючей проволоки. Ранним утром наши соединения двинулись на штурм вражеской твердыни. С жестокими боями, метр за метром они продвигались к вершине.

**************
В одной из штурмовых групп находился рядовой Иван Яцуненко. Он начал воевать в августе 1941 года в Севастополе, но в первый же день получил легкое ранение, участвовал в отступлении, в боях с наступающим врагом на территории Крыма. Колонна пехотинцев попала в «мешок» на пути из Севастополя к Феодосии. Ни пушек, ни минометов, лишь трехлинейки, да три десятка автоматов на несколько сот человек. Оставался один выход — в горы к партизанам. Условия для партизанской войны в Крыму были очень тяжелые: в горах нет больших лесных массивов, где можно было надежно укрыться. Однако партизаны действовали активно: совершали налеты на вражеские гарнизоны, контролировали дороги, нарушали линии связи. А в 1944 году, когда наши войска прорвали вражескую оборону на Перекопе, партизаны влились в ряды Красной Армии. Так Иван Яцуненко стал солдатом 1-го взвода 8-й роты 3-го батальона 847-го полка 267-й стрелковой дивизии.

При формировании отрядов, готовившихся к штурму Сапун-Горы, Иван Яцуненко встал в ряды добровольцев. По случайному стечению обстоятельств во время боев за Сапун-Гору в первом эшелоне наших войск сражался отец героя, Карп Алексеевич Яцуненко, но тогда они не встретились.

Нескольким подразделениям вручили красные знамена, которые должны были установить на вершине Сапун-Горы. В 3-м взводе знамя на вершину горы нес парторг, старший сержант Евгений Смелович. Ночью 7 мая в сторону вражеских укреплений поползли саперы, обезвреживая мины и прорубая проходы в колючей проволоке. Утром началась сокрушительная артиллерийская подготовка, проложившая путь нашим частям. Около 11 часов прозвучал сигнал к атаке. Над передним краем прокатился клич: «Вперед! За Родину!»

Иван Яцуненко и Иван Анищенко прикрывали знаменосца Евгения Смеловича. Но вот рядом с парторгом разорвалась мина и смертельно раненый Смелович упал. Рядовой Яцуненко поднял знамя и побежал вперед. Вокруг оказалось несколько солдат, прикрывших его огнем. Иван Яцуненко дошел до вершины и укрепил знамя на обломках разбитого вражеского бункера.

Еще одно знамя водрузил на гребне Сапун-Горы гвардии лейтенант Василий Жуков вместе с тремя бойцами, первым из своего полка достигнув вершины, где развевалось уже несколько знамен. Гитлеровцы яростно обстреливали их из всех калибров, пытались добраться до знамен, бросаясь в контратаки. На вершине царил жестокий бой.

Во время разрыва мины Ивана Яцуненко ударило обломком камня, и он потерял сознание. Днем возле бойца побывали санитары, но он не подавал признаков жизни и санитары, приняв его за убитого, взяли из кармана капсулу с личным номером. Однако рядовой Яцуненко пришел в себя, разыскал свою часть и продолжил сражаться за Севастополь.

Спустя время он был снова тяжело ранен, попал в госпиталь. После длительного лечения вернулся в строй, сражался за освобождение Румынии, Венгрии, Австрии, Чехословакии. По номеру из личной капсулы его внесли в списки убитых при штурме Сапун-Горы, и имя Ивана Яцуненко оказалось высечено на обелиске в память погибших воинов 51-й армии. После Победы он занимался мирным трудом. 4 июня 1954 года Ивану Яцуненко было присвоено звание «Героя Советского Союза».

*********************

Заняв Сапун-гору, наши войска открыли себе путь в Севастополь. На следующий день рота лейтенанта Жукова глубоко вклинилась в оборону противника и ворвалась на окраину Севастополя. День освобождения города русской боевой славы стал последним в жизни Василия Жукова. В уличном бою лейтенант Жуков с двумя бойцами вступил в неравный бой с 15 гитлеровцами. Уничтожив в рукопашной схватке семерых гитлеровцев, старший лейтенант был убит. 29 мая 1944 года гвардии лейтенанту Василию Фроловичу Жукову было присвоено звание «Героя Советского Союза» посмертно.






Примерно в то же время, когда  красноармейцы водрузили красные флаги на гребне Сапун-горы, в Севастополь вошли бронемашины 22-го отдельного гвардейского танкового полка. Оставшиеся в городе вражеские войска пытались эвакуироваться единственным возможным способом — морем, но здесь их ждали бойцы Черноморского флота. На мысе Херсонес погибло немало жителей Севастополя, которыми фашисты прикрывались, как щитом.

Бойцы Красной Армии вступили в Севастополь. Возле гранитного обелиска у Черной речки они почтили память былых героев Севастопольской обороны. Город боевой русской славы помнит их имена. Останется в его памяти и имена тех, кто в кровопролитных боях освобождал его от гитлеровских захватчиков. Враги, окружив город прочными мощными оборонительными сооружениями, надеялись остановить здесь наши войска. Они верили в неприступность гор и железобетонных сооружений. Но эти преграды не остановили красноармейцев и моряков, освобождавших родную землю от захватчиков.

**********************

Так, полтора километра артиллеристы батареи капитана Михаила Гладченко на руках тащили пушки в гору.
Отсюда, с высоты можно было пристрелять все вражеские позиции. Утром, пользуясь приобретенным преимуществом, прямой наводкой артиллеристы вели огонь по вражеским дотам и скоплениям пехоты. Здесь им представилась редкая возможность стрелять сверху вниз с опущенными орудийными стволами.

 Под надежным прикрытием артиллерии в бой двинулась пехота. Немцы пытались зацепиться за укрепления внутреннего обвода обороны. Четырежды отбивали вражеские контратаки бойцы батальона капитана Сорокина, в рукопашных схватках уничтожая врагов. Раненый в руку рядовой Лохтиянов остался в строю, чтобы со своим подразделением войти в город. Рота лейтенанта Захидова в этот день сражалась без потерь в своих рядах. Захватив десять вражеских пулеметов, бойцы повернули их против врагов, громя неприятеля его же оружием. В боях за Севастополь отличился кавалер ордена Славы двух степеней старшина Михтикула Гусенов.

На отдельных участках гитлеровцам удалось задержаться, но наши подразделения, не задерживаясь, обходили вражеские опорные пункты и шли дальше. С окруженными немцами разделывались артиллеристы. Многие сдавались, понимая бессмысленность сопротивления. Не сложившие оружие были уничтожены.

Пленные шли, понурив головы. Их сопровождали команды автоматчиков. Еще день тому назад они слушали приказ фюрера – во что бы то ни стало удержать Севастополь. Они верили в неприступность обороны. Наши передовые части очистили город от врагов, и над Севастополем взвилось Красное Знамя.

Вечером 9 мая Севастополь был полностью освобожден. В тот же вечер в Москве был дан праздничный салют. До окончательной победы оставался ровно один год.


*************************

Из Сводки Совинформбюро от 9 мая 1944 года: 

«...В течение 9 мая в Крыму войска 4-го Украинского фронта при поддержке массированных ударов авиации и артиллерии продолжали наступательные бои против немецко-фашистских войск в районе Севастополя.

Сломив упорное сопротивление противника, наши войска ночью, несколько часов тому назад, штурмом овладели крепостью и важнейшей военно-морской базой на Черном море — городом Севастополь. Тем самым ликвидирован последний очаг сопротивления немцев в Крыму, и Крым полностью очищен от немецко-фашистских захватчиков...»


***********************
В городе немедленно начались работы по очищению уцелевших строений от мин, восстановлению разрушенных коммуникаций, размещению раненых. Гитлеровцы пытались уничтожить знаменитую панораму первой обороны Севастополя, но, к счастью, ее удалось спасти почти полностью.

12 мая остатки 17-й немецкой армии, прижатые к морю Приморской армией, сложили оружие. Весьма символично, что это произошло на мысе Херсонес, где приняла свой последний бой Отдельная Приморская армия первого формирования. На этом Крымская наступательная операция была победоносно завершена.

Взятие Севастополя стало значительнейшим событием, ярким примером слаженного действия разных родов войск. За смелость и героизм многим частям были присвоены почетные звания: Перекопские, Сивашские, Керченские, Феодосийские, Симферопольские, 118 частей получили наименование Севастопольские. 126 советским воинам было присвоено звание «Героя Советского Союза», а несколько тысяч удостоились орденов и медалей.

25.01.19
62 просмотров

0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!

Читайте также: